Jump to Navigation

Аналитика

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Конкретные планы в области политики стратегического сдерживания и безопасности

Важным шагом, который усиливает потребность в квалифицированном анализе, является
усложнение мировой политики и ситуации на макрорегиональном и региональном уровнях[1]
 
Т. Шаклеина, профессор
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Правовое и нормативное обеспечение политики безопасности и эффективного стратегического сдерживания в политико-дипломатической области

Формирование качественно новой МО и ВПО в ХХI веке требует новых форм политико-дипломатической деятельности и реакции, которые соответствовали бы этим реалиям. Такая реакция должна вырабатываться в Совете национальной безопасности и МИДе с учетом новых особенностей формирования военно-политической и стратегической обстановки в мире и в отдельных регионах, а также реального характера имеющихся войн и военных конфликтов, о которых российские эксперты писали еще в начале нового столетия.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Реформирование органов управления внешней и внутренней политики России, определение приоритетов ресурсов и возможностей

... Россией сегодня правят троечники. И не нужно предъявлять к ним требования,
установленные для отличников. Учиться на пятерки они все равно не будут. Нет
мотивации. У них и так все хорошо. Ресурсов бездонной страны до последнего
экзамена все равно хватит[1]
 
С. Белковский, политолог
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Суть современной политики безопасности России

Эту статью многие считают самым ясным выражением современной российской стратегии, опирающейся на идею тотальной войны и помещающей политику и войну в одну плоскость – как с философской, так и с технической точек зрения. Такой подход подразумевает партизанскую войну, ведущуюся на всех фронтах с использованием широкого спектра союзников и инструментов– хакеров, СМИ, бизнеса, «сливов» и да, фальшивых новостей, – а также обычных и асимметричных военных методов.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Учёт особенностей и характера современного противоборства в политике безопасности России

При разработке политики эффективного стратегического сдерживания в России необходимо учитывать, что эта новая военно-силовая политика Запада (политика «силового принуждения») в своей основе исходит из нескольких базовых положений, которые выходят далеко за границы собственно политики безопасности и компетенции Совбеза, МО, МИД и других ведомств, отвечающих за разработку стратегического сдерживания, а именно[1]:
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Как эффективнее учесть суть, особенности и характер современного военно-силового противоборства в политике стратегического сдерживания?

Переход к политике стратегического управления от политики стратегического сдерживания равнозначен тому переходу, который в своё время произошел с появлением ЯО и появлением «ядерного сдерживания». Это произошло:
 
Во-первых, не сразу, а по мере испытания и накопления ЯО и средств его доставки в США и СССР.
 
Во-вторых, в соревновании военно-технических и экономических возможностей.
 
В-третьих, с эволюцией военного искусства.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Как сделать переход: переход России к политике эффективного управления от политики стратегического сдерживания

«Используя чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех,
кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать
Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным
отличием – мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство, которое
было бы нелегко создавать». [1]
 
Б. Клинтон, выступление на совещании ОКНШ США 25.09.1995
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: «Стратегия управления» и ликвидация неравенства в соотношении сил российской и других ЛЧЦ

Безопасность страны – единая система, которую надлежит постоянно
всесторонне укреплять и перестраивать для повышения адаптивности[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 
Стратегия национальной безопасности России в XXI веке неизбежно исходит из признания качественного неравенства в соотношении сил в мире между ней и ведущими мировыми субъектами, прежде всего, западной ЛЧЦ, которое измеряется десятками раз. Это простое признание означает, как минимум, что:
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Переход от концепции стратегического сдерживания к концепции стратегического управления как первый шаг новой Стратегии национальной безопасности

… не обольщайтесь: не с каждым врагом возможен компромисс,
с некоторыми нельзя идти ни на какие уступки[1]
 
Р. Грин, военный теоретик
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Модели политики «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» России

На практике оказывается, что «не стреляющие» средства вооруженной борьбы, к которым
относится, например, инсценирование рисков и угроз в социальных сетях, оказываются
и более опасными, и более эффективными, чем традиционные средства огневого поражения[1]
 
С. Кравченко, А. Подберёзкин, социологи
 
 
Две политики – «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» достаточно
принципиально отличатся друг от друга по целому ряду важнейших особенностей[2].

Страницы

Subscribe to RSS - Аналитика


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.