Jump to Navigation

коалиция

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегическое сдерживание и стратегическая стабильность

В этой связи приобретают исключительно важное значение такие понятия как «стратегическое сдерживание» и «стратегическая стабильность», которые становятся центральными в стратегии национальной безопасности России до 2024 года. Стратегическое сдерживание отнюдь не гарантировало стратегическую стабильность в период после 1990 года. Наоборот. В эти годы войны стали нормой, а применение ВТО – характерный чертой политики новой западной коалиции.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: НАТО – ключевой элемент военно-политической коалиции западной ЛЧЦ

НАТО – ключевой элемент политики «силового принуждения» западной ЛЧЦ, который составляет сердцевину более широкой (свыше 60 государств) военно-политической коалиции. Эта структура, кроме того, является основным носителем цивилизационной системы западных ценностей[1], к которым так или иначе присоединяются (как минимум, политически) и другие представители различных ЛЧЦ – от Японии и Саудовской Аравии до южнославянских наций.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Международные институты и другие акторы: роль и влияние в ЛЧЦ и на ВПО

Значение и роль международных, региональных и национальных акторов[1] на формировании МО и ВПО стало общепризнанным в новом столетии, хотя социальные и национально-освободительные революции ХХ века уже превратили эти организации в субъектов формирования МО в ХХ веке. Принципиальная разница в их роли – способность основных субъектов (государств) использовать эти акторы в отношениях между собой, которая превратила их в инструмент внешней и военной политики.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Логика возникновения военных конфликтов как логика создания военно-политических коалиций

В основе любых конфликтов в обществе и между субъектами МО и ВПО, включая военные, лежат противоречия интересов, которые не могут быть преодолены переговорным, либо иным путём. Этот тезис только усиливается, если одна из сторон конфликта отказывается от переговоров, рассчитывая на использование силы, особенно вооруженного насилия. В этом случае разрешение конфликта наступает в ходе его перенесения в силовую фазу.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Военно-политические коалиции и ЛЧЦ

Самый больной вопрос для России – её несоответствие масштабам и возможностям будущих центров силы и коалициям. Прежде всего экономическим и демографическим: каждая из основных ЛЧЦ и их коалиций будет насчитывать порядка 1500 млн. человек и производить от 10–12% мирового ВВП, обладая огромными возможностями развивать национальные ОПК и вооруженные силы. Учитывая же опережающий рост человеческого капитала этих ЛЧЦ и взрывные темпы технологического развития, это несоответствие российских возможностей и возможностей основных ЛЧЦ становится поражающим воображение.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ЛЧЦ и новые центры силы

На протяжении большей части своей истории Америка не знала угрозы собственному выживанию.
Когда такая угроза появилась в период холодной войны, она была полностью ликвидирована.
Таким образом, американский опыт полностью подтвердил уверенность в том, что, единственная
из стран, к угрозам невосприимчива и может выстоять, будучи живым примером моральных
достоинств и добрых дел[1]
 
Г. Киссинджер
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Локальные человеческие цивилизации и новые центры силы

В 2020-х годах фрагментация материкового Китая, а ближе к 2030-м годам –
распад Российской Федерации, оставит Евразию в хаосе. Найдутся новые
державы, которые перераспределят сферы влияния в этом районе,
и в большинстве случаев региональные лидеры сдадутся «без боя».
В России Чечня и другие мусульманские регионы, а также Дальний
Восток, обретут независимость. Финляндия аннексирует Карелию,
а Румыния аннексирует Молдову[1]
 
Дж. Фридман, американский политолог
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Предисловие к книге "Стратегическое сдерживание"

Предисловие к первой части
 
 
Когда превосходство Запада исчезнет, большая часть его могущества
просто-напросто испарится, а остаток будет рассеян по региональному
признаку между несколькими основными цивилизациями и их стержневыми
государствами[1]
 
С. Хантингтон, политолог
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Повышение эффективности стратегического сдерживания России до 2050 года как условие национального выживания

Военные стратеги действуют совсем иначе. Они продумывают все вперед на много ходов,
чтобы решить, от каких поединков лучше уклониться, а какие неизбежны. Они знают
как управлять собственными эмоциями…[1]
 
Р. Грин, военный теоретик
 
«Используя чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе
и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался
сделать Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Во всем мире растет осознание важности изменения климата в отношении целого ряда вопросов…

Основные акторы мировой политики и участники переговоров[1]

В 2007 году В. Потанин... внял требованиям правительств США и Канады...
и укоротил трубы норильского комбината[2].

С. Киселев

... главный вектор перемен достаточно очевиден. Речь идет
о формировании полицентричного миропорядка, о создании
основ более демократической системы международных отношений...
На первый план выходят общие для всех глобальные вызовы -
распространение оружия массового поражения, терроризма...
изменение климата...[3]

Subscribe to RSS - коалиция


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.