Jump to Navigation

политика

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Содержание новой политики «силового принуждения» западной ЛЧЦ в «переходный период»

Радикальные перемены в истории происходят удивительно внезапно,
а иногда ещё и довольно спокойно[1]
 
У. Перри, бывший министр обороны США
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: «Переходный период» к военно-силовой парадигме развития сценария военно-политической обстановки (ВПО) в 2018–2025 годы

Когда дело доходит до политических целей, гибридные войны, скорее всего,
примут вид иррегулярно войны, где ее практики стремятся подорвать
легитимность и авторитет правящего режима[1]

Л. Савин, политолог

… сетевые структуры можно использовать не только для освобождения общества,
но и для укрепления централизованного контроля[2]

Б. Макконнелл, старший вице-президент Института «Восток-Запад»

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Вариант регионально-локальной политики «силового принуждения» ЛЧЦ

В будущей игре на международной арене незападные страны будут выступать
не как пассивные объекты, а как активные действующие лица; конфликты
между цивилизациями будут более длительными, кровопролитными и серьезными,
чем конфликты внутри цивилизаций[1]
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Значение фактора одного субъекта МО для формирования МО в ХХI веке

Политика ЛЧЦ, центра силы и их влияние на формирование МО в мире во многом предопределяется политикой отдельных субъектов МО – государств. Причём, если мы говорим об усилении тенденции развития коалиционной политики, то это отнюдь не означает ослабления роли ведущих государств в таких коалициях. Совсем наоборот, что очень хорошо показала политика Д. Трампа в 2017–2018 года, которая означала, если говорить коротко, максимально полное использование всех ресурсов коалиции в американских интересах и максимально возможное снижение собственно затрат США.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Создание новой военной организации России, способной противостоять западной военно-политической коалиции

Мы имеем дело с зарождающейся идеологией,…
которая может послужить для значительной
части населения России способом определить
свою национальную идентичность на новом
историческом этапе развития[1]
 
Авторы предисловия
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Влияние международных акторов на формирование ЛЧЦ и их коалиций

Значение международных акторов в ХХI веке представляется крайне противоречивым. Если традиционные институты очевидно слабеют, то относительно новые – стремительно усиливаются. Обращает внимание, например, рассуждения Г. Бордычева, где, в частности, говорится о том, что «Сегодня универсальные и даже региональные институты сталкиваются с серьёзными проблемами и вызовами, важнейший из которых – попытки отдельных государств или союзов государств использовать международные институты для своих эгоистических целей.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Разрушение системы международных институтов и правовых норм Западом как стратегическая задача

К середине первого десятилетия ХХI века международная система приобрела новые черты[1]
 
Т. Шаклеина, профессор
 
 
 
Очевидно, что политика «силового принуждения» не совместима с политикой компромиссов, достигаемых в результате переговоров. Подчеркну: не с переговорами (которые могут быть формой принуждения), а с компромиссами. Поэтому сохранение институтов и договорённостей, достигнутых прежде в результате переговоров и компромиссов, не находится в системе приоритетов современной политики Запада, прежде всего США.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегическое наступление как часть политики стратегического сдерживания

Открытым остался вопрос о том, насколько, например, публичная дипломатия допускает средства противоборства[1]

М. Лебедева, политолог

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Повышение эффективности стратегического сдерживания России до 2050 года как условие национального выживания

Военные стратеги действуют совсем иначе. Они продумывают все вперед на много ходов,
чтобы решить, от каких поединков лучше уклониться, а какие неизбежны. Они знают
как управлять собственными эмоциями…[1]
 
Р. Грин, военный теоретик
 
«Используя чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе
и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался
сделать Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Основные критерии «Сценария № 3» развития России в период 2025–2050 годов

1. Государственное управление: «Строгий нейтралитет».
 
В условиях военного противоборства различных ЛЧЦ России предстоит проводить политику строгого нейтралитета, который:
 
– обеспечил бы невмешательство внешних сил в её внутренние дела;
 
– контроль и высокую управляемость;
 
– способность предотвратить втягивания в войну.
 

Страницы

Subscribe to RSS - политика


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.