Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Базовый вероятный сценарий развития МО до 2025 года – как методический подход к долгосрочному прогнозу: стохастическая модель

Версия для печати
Рубрика: 
Тектонические сдвиги системы международных отношений… вылились в реальные
политические расколы между государствами, регионами и цивилизациями[1]
 
Я. Новиков, Генеральный директор Концерна ВКО «Алмаз-Антей»
 
К 2045 году альтернативные деньги вероятно смогут потеснить государственные финансы…
Долларовый статус США может подвергнуться эрозии, создавая трудности с обслуживанием внешнего
долга, что может привести к сохранению военных расходов и уменьшению международного влияния[2]
 
Прогноз министерства обороны Великобритании
 
 
В основе наиболее вероятного базового сценария развития МО и соответствующей ВПО находится стохастическая модель МО, в которой существуют и динамично развиваются тысячи переменных и относительно постоянных величин – факторов, субъектов и тенденций – международных отношений. Но существуют и устойчивые долгосрочные тенденции, находящиеся под влиянием процессов развития локальных человеческих цивилизаций (ЛЧЦ) и взаимоотношений между ними.
 
 
Взаимосвязь развития ЛЧЦ и базового сценария развития МО «Военно-силового противоборства после 2025 года
 
Сложность и быстрые изменения, характеризующие современную стратегическую
обстановку, находятся под воздействием влияния глобализации, распространения
технологий и демографических сдвигов[3]
 
Национальная военная стратегия США
 
 
Развитие ЛЧЦ и их взаимодействие в XXI веке становится наиболее влиятельной особенностью формирования МО. Среди прочих факторов и тенденций, определяющих состояние и перспективы развития МО, именно характер взаимоотношений между ЛЧЦ становится решающим, оттесняя на периферию влияния такие традиционные факторы как политика отдельных государств и даже союзов и коалиций. Так или иначе, но страны и отдельные группы стран концентрируются вокруг нации-лидера, формирующего систему цивилизационных ценностей, определяющей интересы, приоритеты и нормы поведения. Эта особенность ярко демонстрируется США, которым удалось вовлечь в орбиту своей политики не только страны – члены НАТО независимые государства, но и широкий круг стран, обозначенный к середине 2016 года членством в Трансатлантическом и Транстихоокеанском партнерстве. Именно потому базовая тенденция в развитии МО в XXI веке формируется прежде всего под влиянием взаимоотношений между ЛЧЦ.
 
Я исхожу из того факта, что некоторые базовые тенденции и факторы в развитии ЛЧЦ достаточно стабильны, что позволяет прогнозировать развитие сценария МО на долгосрочной основе. Набор этих тенденций и факторов, определяющих сценарий развития МО, описан в предыдущих работах, например, в виде модели «Мальтийского креста». Так, экстраполяции и качественному прогнозу вполне подлежат не только долгосрочные тенденции в развитии ВВП и душевого ВВП, а также демографии, но и некоторые факторы, определяющие научные и технологические направления развития. В прогнозе Министерства обороны Великобритании до 2045 года, например, выделяются следующие две группы тенденций, описанные достаточно подробно[4].
 
Во-первых, глобальные тенденции:
 
– демография;
 
– тендерная;
 
– урбанизация;
 
– ресурсы;
 
– окружающая среда;
 
– здоровье;
 
– транспорт;
 
– информация;
 
– образование;
 
– автоматизация;
 
– коррупция и финансы;
 
– идентичность и роль государства;
 
– военные расходы и возможности.
 
Во-вторых, отдельные регионы планеты, развитие которых происходит по своим особенностям:
 
– Северная Америка;
 
– Латинская Америка и Карибский регион;
 
– Европа;
 
– Средний Восток и Северная Африка;
 
– Сахара;
 
– Центральная Азия;
 
– Южная и Ю.-В. Азия и Океания;
 
– Арктика и Антарктика;
 
– космос.
 
Следует сразу же оговориться, что сделать адекватный конкретный прогноз развития МО, социально-экономической ситуации и финансово-экономической ситуации в мире до 2040 года вряд ли представляется возможным, если использовать имеющийся опыт в России. Достаточно вспомнить усилия МЭРа, а позже и «специально отобранных» 1000 экспертов, которые целый год пытались модернизировать «Стратегию–2020», которая охватывала лишь некоторые области, не затрагивая многие важнейшие направления жизнедеятельности человечества. Результат этой работы постарались поскорее забыть уже через несколько месяцев.
 
Поэтому методически предлагается рассмотреть, во-первых, единственный, наиболее общий, «базовый» сценарий развития МО, который включает в себя все остальные составные части (военно-политическую, социально-экономическую, научно-технологическую и др.). Во-вторых, ограничиться на первом этапе периодом 2025–2040 годов. В-третьих, предложить модель (стохастическую) такого базового сценария, которую при необходимости можно развивать, конкретизировать и уточнять до бесконечности[5]. Я убежден, что если сделать такой анализ и прогноз системным, основанным на опыте и методиках многих акторов СССР и РФ, то результат окажется позитивным.
 
За рубежом и в России с разным успехом используются различные методы и модели. Как справедливо отмечают А.А. Акаев и В.А. Садовничий, «Многие из методов, которые применяются с той или иной долей успеха к различным задачам социально-экономического прогнозирования (см. табл.), хорошо формализованы и опираются на применение математического аппарата. Есть и такие, которые находятся на грани между наукой и искусством, мобилизуя интуицию и другие уникальные возможности человека. Наконец, существуют методы, целью которых является не столько получение каких-то конкретных оценок, сколько достижение согласованной позиции по видению будущего среди экспертов, влияющих на процесс принятия решений о распределении ресурсов на цели развития общества»[6].
 
 
 
Основными объектами социально-экономического прогнозирования являются демография, экономика, социальная сфера, экология и научно-технический прогресс (НТП). Они определяют так называемые параметры порядка – те медленные переменные, под поведение которых будут подстраиваться остальные. Ключевыми параметрами порядка на протяжении мировой истории были и остаются – численность населения (N), доступные ресурсы (R) и уровень технологий (T).
 
Примерами таких прогнозов может стать разработка долгосрочного прогноза развития, сделанная большой группой ученых во главе с В. Садовничевым, Ю. Яковцем и А. Акаевым. В частности, если речь идет о ведущих странах и ЛЧЦ, то авторы предлагают следующие оценки и прогнозы.
 
 
Как видно из графика в 2010–2050 годы прогнозируется стабилизация численности населения КНР на уровне 1400 млн человек и США – на уровне 370 млн человек, что не может быть бесспорным в случае изменения демографической политики. В то же самое время будет быстро расти население Индии, которое к 2050 году может составить 2000 млн человек.
 
В эти же годы произойдут и радикальные изменения в численности населения других стран, которые повлияют на расстановку сил в мире.
 
[7]
 
Еще заметнее различия в прогнозах распределения физического капитала в мире, где безусловными лидерами кроме США и Японии становятся КНР и Индия.
 
 
Особенно явно и общеизвестно просматриваются соотношения ВВП ведущих стран мира в долгосрочной перспективе, где КНР и Индия фактически возвращает человеческую цивилизацию к X веку, когда на них приходилось половина всей экономики.
 
[8]
 
Для определения базовых показателей, характеризующих МО в долгосрочной перспективе, для нас вполне достаточно будет укрупненных, не детализированных прогнозов и оценок. В качестве таких примеров можно привести прогноз роста и соотношения ВВП ведущих стран и – что еще важнее – соотношения душевого ВВП и уровней развития человеческого капитала.
 
Можно констатировать, что после 2025 года будущее соотношение сил в мире будет определяться прежде всего отношениями между следующими локальными человеческими цивилизациями:
 
– китайской ЛЧЦ;
 
– индийской ЛЧЦ;
 
– американо-европейской ЛЧЦ; а также в значительно меньшей степени:
 
– исламской;
 
– российской;
 
– бразильской, индонезийской и рядом других.
 
Лучше всего этот вывод подтверждает прогноз развития ВВП стран и ВВП на душу населения.
 
[9]  [10]
 
Для целей долгосрочного прогноза развития МО и ВПО, прогноза взаимоотношений локальных цивилизаций и их последствий для развития МО прогноз душевого ВВП ведущих стран мира, особенно важен. Он свидетельствует, на мой взгляд, прежде всего о том, что по ведущему показателю – национальному человеческому капиталу (где роль душевого ВВП значительна) – идет существенное выравнивание. Этот процесс, можно предположить, характерен и для других характеристик НЧК – образования, продолжительности жизни, уровня здравоохранения. С точки зрения будущей МО и конкретной ВПО это означает, что ведущий показатель, влияющий на качество личного состава, ВиВТ, также становится сопоставимым, а значит, они с точки зрения качественных характеристик будет формироваться под влиянием равноценных факторов. Одновременно это означает и возможность для стратегического прогноза, так как ключевые показатели военного потенциала страны меняются достаточно медленно. Так, если посмотреть на этот процесс за последние годы в США, то окажется, что структура ВС США менялась достаточно медленно. Даже в перспективе 10–12 лет такая структура не изменится радикально ни в США, ни в России. Достаточно сказать, что парк самолетов стратегической авиации США и России модернизируется постоянно, но ТУ-95, например, поступил на вооружение в начале 70-х годов, а ТУ-160 – в 80-е годы XX века.
 
 
В рамках развития наиболее вероятного сценария МО «Военно-силового противоборства ЛЧЦ» сказанное означает только одно: увеличение разнообразия и конфликтности наиболее вероятных будущих сценариев развития МО, усиление риска силовой, в т.ч. вооруженной, борьбы и растущего противостояния прежде всего между западноевропейской и американской ЛЧЦ, с одной стороны, и Китайской, индийской, исламской, – с другой. Неизбежный передел сфер влияния, норм и систем ценностей, вытекающий из изменения в соотношении сил, может быть остановлен только с помощью военной силы, что делает сценарий «Военно-силового противоборства» между ведущими ЛЧЦ неизбежным: если США и их союзники будут стремиться сохранить финансово-экономическую и военно-политическую системы, сложившиеся в XX веке, то исламская, китайская, индийская, бразильская и российская ЛЧЦ будут требовать их изменения.
 
Можно сказать, кроме того, что усиление силовых и военных тенденций в отношениях между ЛЧЦ будет происходить во многом параллельно с изменением сил, может быть, с некоторой задержкой по времени, связанной с переоценкой реалий в 3–5 лет.
 
 
 
_______________________________________
 
[1] Новиков Я.В. Вступительное слово // Подберезкин А.И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021 года. – М.: МГИМО (У), 2015. – 325 с.
 
[2] Strategic Trends Programme Global Strategic Trends – Out to 2045. Fifth Edition. London, Ministry of Defence. 2015. P. 98.
 
[3] The National Military Strategy of the United States of America. – Wash.: DOD, 2015. June. – P. 2.
 
[4] Strategic Trends Programme Global Strategic Trends – Out to 2045. Fifth Edition. London, Ministry of Defence. 2015. – P. I–II.
 
[5] Подберезкина А.И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021–2022 годов: предложение гипотезы. В кн. Подберезкин А.И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021 года. – М.: МГИМО (У), 2015. – 325 с.
 
[6] Акаев А.А., Садовничий В.А. О новой методологии долгосрочного циклического прогнозирования динамики развития мировой системы и России / Эл. ресурс. http://socmodel.com/sites/socmodel.com/files/articles/1A00_Akaev_Sadovnichy.pdf
 
[7] Акаев А.А., Аруфтиев И.Е., Акаева Б.А. Авангардные страны мира в XXI веке в условиях конвергентного развития: Долгосрочное прогнозирование экономического роста. – М.: Книжный дом «Либроком», 2013. – 144 с.
 
[8] Акаев А.А., Аруфтиев И.Е., Акаева Б.А. Авангардные страны мира в XXI веке в условиях конвергентного развития: Долгосрочное прогнозирование экономического роста. – М.: Книжный дом «Либроком», 2013. – 144 с.
 
[9] Калашников М. Новая военная доктрина США // Журнал «Знание – Власти». Приложение к № 444/5. – С. 10 / Эл. ресурс. URL: http://znanie-vlast.ru/arch/09/znan444-5pl.pdf
 
[10] Там же.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.