Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Группа акторов, формирующих ВПО

Версия для печати
Рубрика: 
Среди негосударственных участников международных отношений выделяют межправительственные организации (МПО), неправительственные организации (НПО), транснациональные корпорации (ТНК) и другие общественные силы и движения, действующие на мировой арене. Возрастание их роли и влияния – относительно новое явление в международных отношениях, характерное для послевоенного времени. Данное обстоятельство в сочетании с длительным и практически безраздельным господством реалистической парадигмы объясняет то, что они все еще сравнительно слабо изучены политической наукой (см. прим.16, с.129). Отчасти это связано и с неочевидностью их подлинного значения, отражаемой в таких терминах, как «невидимый континент» (Й. Галтунг) или «второй мир» (Д. Розенау). Сказанное касается не только участников, которых Д. Розенау называет «подсистемами», но и международных организаций, которые, казалось бы, у всех «на слуху».
 
Французский специалист Ш. Зоргбиб выделяет три основных черты, определяющие международные организации: это, во-первых, политическая воля к сотрудничеству, зафиксированная в учредительных документах; во-вторых, наличие постоянного аппарата, обеспечивающего преемственность в развитии организации; в-третьих, автономность компетенции и решений.
 
Указанные черты в полной мере относятся к международным межправительственным организациям (МПО), которые являются стабильными объединениями государств, основанными на международных договорах, обладающими определенной согласованной компетенцией и постоянными органами. Рассмотрим их более подробно.
 
Венский Конгресс 1815 г., возвестив об окончании наполеоновских войн и рождении новой эпохи в международных отношениях, одновременно возвестил и о появлении в них нового участника: Заключительным актом Конгресса было провозглашено создание первой МПО – Постоянной комиссии по судоходству по Рейну. К концу XIX века в мире существовало уже более десятка подобных организаций, появившихся как следствие индустриальной революции, породившей потребность в функциональном сотрудничестве государств в области промышленности, техники и коммуникаций и т.п.: Международная Санитарная Конвенция (1853), Международный Телеграфный Союз (1865), Международное Бюро Мер и Весов (1875), Всемирный Почтовый Союз (1878), Союз Защиты Промышленной Собственности (1883), Международная Организация Уголовной Полиции (Интерпол, 1923), Международный Сельскохозяйственный Институт и др.
 
Существуют различные типологии МПО. И хотя, по признанию многих ученых, ни одна из них не может считаться безупречной, они все же помогают систематизировать знание об этом относительно новом влиятельном международном акторе. Наиболее распространенной является классификация МПО по «геополитическому» критерию и в соответствии со сферой и направленностью их деятельности. В первом случае выделяют такие типы межправительственных организаций как: универсальный (например, ООН или Лига Наций); межрегиональный (например, Организация Исламская Конференция); региональный (например, Латиноамериканская Экономическая Система); субрегиональный (например, Бенилюкс). В соответствии со вторым критерием, различают: общецелевые (ООН); экономические (ЕАСТ); военно-политические (НАТО); финансовые (МВФ, Всемирный Банк); научные («Эврика»); технические (Международный Союз Телекоммуникаций); или еще более узко специализированные МПО (Международное Бюро Мер и Весов).
 
В то же время указанные критерии носят достаточно условный характер. Во-первых, их нельзя противопоставлять, так как многие организации могут отвечать одновременно обоим критериям: например, являться и узкоспециализированными и субрегиональными (Организация Стран Восточной Африки по контролю за пустынной саранчой). Во-вторых, проводимая на их основе классификация достаточно относительна: так, даже технические МПО могут брать на себя и экономические, и даже политические функции; тем более это относится к таким организациям, как, скажем. Всемирный Банк или ГАТТ, которые ставят своей задачей создание условий для функционирования в государствах – членах либеральных рыночных отношений, что, конечно, является политической целью. В-третьих, не следует преувеличивать не только функциональную, но и, тем более, политическую автономию МПО.
 
Так, например, в статье 100 Устава ООН говорится:
 
1. При исполнении своих обязанностей Генеральный Секретарь и персонал Секретариата не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было правительства или власти, посторонней для Организации. Они должны воздерживаться от любых действий, которые могли бы отразиться на их положении как международных должностных лиц, ответственных только перед Организацией.
 
2. Каждый Член Организации обязуется уважать строго международный характер обязанностей Генерального Секретаря и персонала Секретариата и не пытаться оказывать на них влияние при исполнении ими своих обязанностей» (22).
 
Однако на деле господствующее влияние на ориентацию деятельности ООН и ее институтов имеют США и их союзники. Этому способствует действующий в указанных институтах принцип уравновешивающего голосования при принятии решений, в соответствии с которым наибольшими возможностями располагают государства, оказывающие этим институтам наибольшую финансовую поддержку. Благодаря этому США располагают около 20% голосов в МВФ и Всемирном Банке (см.: 14, р. 136). Все это ставит проблему эффективности МПО и особенно такой, наиболее крупной и универсальной из них по своим задачам, как ООН.
 
Созданная в целях поддержания международного мира и безопасности, развития дружественных отношений и сотрудничества между государствами, способствуя обмену мнениями и улучшению взаимопонимания между ними, ООН в условиях холодной войны нередко служила местом ожесточенных пропагандистских схваток, выступала как сугубо политизированное учреждение, демонстрировала несоответствие конкретных результатов требованиям современности, неспособность обеспечить решение возложенных на нее задач (23).
 
Специалисты отмечают и такое противоречие, явившееся обратной стороной принципа равноправия всех членов ООН, как ситуация, когда значительная часть членов ООН – малых или даже микрогосударств – обладает равными голосами с крупными странами. Тем самым решающее большинство может быть составлено теми, кто представляет менее десяти процентов мирового населения, что так же недопустимо, как и доминирование в этой организации небольшой группы великих держав. Генеральный Секретарь ООН отмечает, что «двусторонние программы помощи зарубежным странам нередко были инструментом «холодной войны» и до сих пор остаются под сильнейшим воздействием соображений, продиктованных интересами политического влияния и национальной политики».
 
В конце 80-х – начале 90-х годов окончание «холодной войны» принесло новые возможности укрепления этой всемирной организации, увеличения ее потенциала и эффективности, решения ею проблем, связанных с выполнением своего мандата. Многие из этих проблем объясняются ограниченностью всякой межправительственной организации рамками государственно-центричной модели поведения. Государство – действительно универсальная модель политической организации людей, о чем свидетельствует ее распространение на все новые нации и народы. Однако уже приведенные факты противоречий между формально-юридическим равенством и фактическим неравенством государств доказывают, что ее роль нельзя абсолютизировать. Исследования в области социологии международных отношений показывают, что во многих к тому же становящихся все более частыми ситуациях интересы людей и их «патриотизм» связаны не с государством, а с другими общностями, политическими или культурными ценностями, которые воспринимаются ими как более высокие: это могут быть ценности панисламизма, связанные с чувством принадлежности к более широкой общности, чем нация государство, но это могут быть и ценности, связанные с этнической идентификацией субгосударственного характера – как это имеет место у курдов или берберов. В этой связи сегодня все более ощутимо возрастает роль международных неправительственных организаций (НПО).
 
В отличие от межправительственных организаций, НПО – это, как правило, нетерриториальные образования, ибо их члены не являются суверенными государствами. Они отвечают трем критериям: международный характер состава и целей; частный характер учредительства; добровольный характер деятельности. Вот почему их причисляют к «новым акторам» (М.К. Смуц), «акторам вне суверенитета» (Д. Розенау), «транснациональным силам» (М. Мерль), «транснациональным организациям» (Ш. Зоргбиб) и т.п.
 
Существует как узкое, так и расширительное понимание НПО. В соответствии с первым, к ним не относятся общественно-политические движения, транснациональные корпорации (ТНК), а тем более – организации, созданные и существующие под эгидой государств. Так, Ф. Брайар и М.Р. Джалили под НПО понимают структуры сотрудничества в специфических областях, объединяющие негосударственные институты и индивидов нескольких стран: религиозные организации (например, Экуменический Совет Церквей), организации ученых (например, Пагоушское Движение); спортивные (ФИФА), профсоюзные (МФП), правовые (Международная Амнистия) и т.п. организации, объединения, учреждения и ассоциации.
 
В ХХ веке на внешнюю политику государств и коалиций, а также на формирование ВПО всё более сильное влияние стали оказывать такие факторы, как не государственные акторы, – многочисленные и быстро распространяющие своё влияние организации, объединения, союзы и другие субъекты, которые (с большой степенью условности) можно сгруппировать по следующим признакам:
 
– политические организации: партии, межпартийные объединения (крупнейшими из них были III Интернационал в ХХ веке и в ХХ–ХХI веке Социнтерн, фракции в Европарламенте и т. п.);
 
– общественные организации и профессиональные союзы, численность которых не возможно определить, но только в ООН зарегистрировано сотни тысяч. Среди них можно выделить быстро усиливающиеся экологические организации;
 
– религиозные организации и конфессии отдельных религий, оформленные в организационные структуры самого широкого спектра – от благотворительных до экстремистских;
 
– научные, образовательные, творческие и иные союзы и организации.
 
Лучше всего рассмотреть их роль в формировании ВПО на примере какого-то военного конфликта, например, в Сирии.
 
Тема 1. Акторы международных отношений. Понятие «актор». Понимание термина «актор» в теориях Б. Рассета, X. Старра, Ф. Брайара и М. –Р. Джалили. «Актор» – взаимодействующие общности. Всеобъемлющее понятие термина. Поведение общностей. Существо общности. Участники международных отношений. Типичные международные акторы. Иерархия между типами международных акторов. Тема 2. Типы международных акторов. Типичные международные акторы: государства, международные организации и системы. Три типа международных акторов: национальный (суверенные государства), транснациональный (региональные международные организации: например, НАТО) и универсальный (всемирные организации: например, ООН). Транснациональные силы (например, мультинациональные фирмы, а также мировое общественное мнение) как акторы международных отношений. Потенциальные акторы (национальноосвободительные движения, региональные и локальные общности: Европейский Совет коммун, Европейская Конференция местных органов власти). Подсистемы акторов (органы местной администрации, обладающие определенной автономией в международной сфере), транснациональные организации (кампания по производству микросхем «Европейские кремниевые структуры», существующая вне пределов государственной юрисдикции), когорты (этнические группы, церкви и т.п.), движения (7). Основные типы международных акторов: государства и межгосударственных (межправительственных) организаций. Тема 3. Виды негосударственных акторов международных отношений. Межправительственные организации (МПО). Неправительственные организации (НПО). Транснациональные корпорации (ТНК) и другие общественные силы и движения, действующие на мировой арене. Возрастание роли и влияния негосударственных акторов. Тема 4. Международные межправительственные организации (МПО). «Невидимый континент» (Й. Галтунг). «Второй мир» (Ц. Розенау). Черты, определяющие международные организации: политическая воля к сотрудничеству, зафиксированная в учредительных документах; наличие постоянного аппарата, обеспечивающего преемственность в развитии организации; автономность компетенции и решений. Компетенции и постоянные органы МПО. Постоянная комиссия по судоходству по Рейну – первая МПО. Международная Санитарная Конвенция (1853), Международный Телеграфный Союз (1865), Международное Бюро Мер и Весов (1875), Всемирный Почтовый Союз (1978), Союз Защиты Промышленной Собственности (1883), Международная Организация Уголовной Полиции (Интерпол, 1923), Международный Сельскохозяйственный Институт и др. МПО политического характера: Лига Наций, Международная Организация Труда. Организация Объединенных Наций – гарант коллективной безопасности и сотрудничества стран-членов в политической, экономической и социальной областях. Межправительственные организации межрегионального и регионального характера, направленные на расширение сотрудничества государств в различных областях: Организация Экономического Сотрудничества и Развитая, объединяющая 24 наиболее развитые страны мира (1960), Совет Европы (1949), Европейское Объединение Угля и Стали (1951), Европейское Экономическое Сообщество (Общий Рынок, 1957), Европейское Сообщество по Атомной Энергии (Евратом, 1957), Европейская Ассоциация Свободной Торговли (ЕАСТ, 1960), Лига Арабских Государств (1945), Организация Американских Государств (1948), Организация Африканского Единства (1963) и др. Администрация и аппарат МПО. Увеличение количества МПО и численности их постоянных работников. Типологии МПО. Классификация МПО по «геополитическому» критерию и в соответствии со сферой и направленностью их деятельности. Универсальные (ООН, Лига Наций); межрегиональный (Организация Исламская Конференция); региональный (Латиноамериканская Экономическая Система); субрегиональный (Бенилюкс). Общецелевые (ООН); экономические (ЕАСТ); военно-политические (НАТО); финансовые (МВФ, Всемирный Банк); научные («Эврика»); технические (Международный Союз Телекоммуникаций); узко специализированные МПО (Международное Бюро Мер и Весов). Тема 5. Международные неправительственные организации (НПО). НПО – это нетерриториальные образования. Критерии характеристик НПО: международный характер состава и целей; частный характер учредительства; добровольный характер деятельности. «Новые акторы» (М. –К. Смуц), «акторы вне суверенитета» (Ц. Розенау), «транснациональные силы» (М. Мерль), «транснациональные организации» (Ш. Зоргбиб) и т.п. Узкое и расширительное понимание НПО. Негосударственные институты и индивиды нескольких стран: религиозные организации (Экуменический Совет Церквей), организации ученых (Пагоушское Движение); спортивные (ФИФА), профсоюзные (МФП), правовые (Международная Амнистия) и т.п. организации, объединения, учреждения и ассоциации. «НПО» включает три вида организаций или институтов: «силы общественного мнения», «частные транснациональные власти», «ассоциации государств производителей». Транснациональные корпорации (ТНК). Противоречивый характер ТНК. Экспортно-импортная и инвестиционная деятельность ТНК. Экономические процессы, контролируемые ТНК. Автономия ТНК в решениях и деятельности. Функциональное и институциональное международное сотрудничество.
 
 
 
Литература
 
ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» от 28 июня 2014 г. № 172.
 
Путин В.В. Указ № 762 от 31 декабря 2015 г. «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».
 
Путин В.В. Указ №646 от 5 декабря 2016 г. «Об утверждении доктрины информационной безопасности Российской Федерации».
 
Путин В.В. Указ ««О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», № 204 от 7 мая 2018 г.
 
Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 1 марта 2018 г. //vo.garant.ru/#/basesearch//20марта%202018%20г.:0
 
Алексеева Т.А. Современная политическая мысль (ХХ–ХХI вв.): Политические теории и международные отношения. – М.: Издательство «Аспект Пресс», 2016. – 623 с.
 
Афанасьев А. Как рухнут США / Эл. ресурс: «Международные новости». 16.08.2018 / http://x-true info/72955. – С. 154–155.
 
Бэзил Лиддл Гарт. Стратегия непрямых действий. – М.: АСТ, 2018. – С. 25.
 
Владимиров А.И. Основы общей теории войны. Монография в 2 частях. – М.: Синергия, 2013.
 
Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А.И. Подберёзкин и др. – М.: Издательский дом «Международные отношения», 2017. – С. 34–44.
 
Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития / отв. ред. А.В. Коротаев, Ю.В. Зинькина. – М.: Издательство ЛКИ, 2014. – С. 7–60.
 
Зиновьева Е.С. Цифровая публичная дипломатия как инструмент урегулирования конфликтов / В монографии: Публичная дипломатия: Теория и практика: Научное издание / под ред. М.М. Лебедевой. – М.: Издательство «Аспект Пресс», 2017. – С. 54–69.
 
Ильин И.А. Пути России. – М.: Вагриус, 2007. – С. 234.
 
Кейтель В. Размышления перед казнью. – М.: Вече, 2017. – С. 311.
 
Кокошин А.А. Выдающийся отечественный военный теоретик и военачальник Александр Андреевич Свечин. О его жизни, идеях, трудах и наследии для настоящего и будущего. – М.: Изд. МГУ, 2013. – 408 с.
 
Красинский В.В. Экстремистские интернет-ресурсы северокавказского бандподполья / В сб.: Актуальные проблемы противодействия терроризму и экстремизму: тематический сборник / под ред. В.В. Красинского. – М.: 2017. – С. 154–155.
 
Лавров С.В. Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел С.В. Лаврова в рамках Всероссийского молодежного образовательного форума 11 августа 2017 года / Эл. ресурс: сайт МИД РФ / www.mid.ru
 
Мир в ХХI веке: прогноз развития международной обстановки по странам и регионам: монография / [А.И. Подберёзкин, М.И. Александров, О.Е. Родионов и др.]; под ред. М.В. Александрова, О.Е. Родионова. – М.: МГИМО-Университет, 2018. – С. 30–31.
 
Подберёзкин А.И. Национальный человеческий капитал. – М.: МГИМО. – Т. 3. 2011.
 
Подберёзкин А.И. Современная военная политика России: учебно-методический комплекс. В 2-х т. – Т. 2. – М.: МГИМО-Университет, 2017. – С. 64–83.
 
Подберёзкин А.И., Мунтян М.А., Харкевич М.В. Долгосрочное прогнозирование сценариев развития военно-политической обстановки: аналит. доклад. – М.: МГИМО-Университет, 2014. – С. 17–44.
 
Подберёзкин А.И. Военно-политические перспективы развития России в ХХI веке. – М.: Издательский дом «Международные отношения», 2018. – 1599 с.
 
Подберёзкин А.И., Подберёзкина О.А. Влияние санкций Запада на политический курс и экономику России // Научно-аналитический журнал «Обозреватель». Часть 2. 2018. – № 12. – С. 6-8.
 
Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями: аналит. доклад / [А.И. Подберёзкин (рук. авт. кол.) и др.]. – М.: МГИМО-Университет, 2016. Июль. – 86 с.
 
Подберёзкин А.И. «Переходный период» развития военно-силовой парадигмы (2019–2025 гг.). Часть I и Часть II / Научно-аналитический журнал «Обозреватель», 2019. – № 4, № 5. – С. 5–28 и С. 5–31.
 
Публичная дипломатия: Теория и практика: Научное издание / под ред. М.М. Лебедевой. – М.: Издательство «Аспект Пресс», 2017. – С. 42–46.
 
Снесарев А.Е. Философия войны. – М.: Финансовый контроль, 2003. – 287 с.
 
Стратегическое прогнозирование и планирование внешней и оборонной политики: монография: в 2-х т. / под ред. А.И. Подберёзкина. – М.: МГИМО-Университет, 2015. – Т. 1. Теоретические основы системы анализа, прогноза и планирования внешней и оборонной политики, 2015. – С. 112–123.
 
Шапошников Б.М. Мозг армии. – М.: Общество сохранения литературного наследия, 2015. – С. 653.
 
«Битва за Москву» / Б.М. Шапошников. – М.:  Эксмо: Яуза, 2018.
 
Шойгу о 30-и кратном росте числа высокоточных крылатых ракет / Эл. ресурс: «РБК». 11.03.2019 / https://www.rbc.ru/politics/11/03/2019/5c8630839a 79474155eae6eb?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop
 
Assessing the impact of cost-imposing optoins / /RAND report. April, 2019.
 
China-India in 2030: A Net Assessment. – P. 16 / http://www.defence.gov.au/ ADC/Publications/Commanders/2012/01_India%20-%20China%20NA%20-%20Full%20Paper %20v16%20-%2015%20Dec%2011%20-%20final.pdf
 
Fitch отметило устойчивость российской экономики к санкциям США / Эл. ресурс: «ТАСС». См.: подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/economics/18/08/2018/5b7738449a794737af02361a
 
Gompert D., Binnendijk H. The Power to Coerce. – Cal., RAND, 2016. – P. 3–41.
 
Nelson R.M. U.S. Sanctions and Russian Economy. Congressional Research Service. February 17, 2017.
 
Overextending and Unbalancing Russia:  assessing impact of cost-imposin options. – Cal., RAND, 2019. – 39 P.
 
President Donald Trump, Executive Order 13806 / https://www.whitehouse.gov/ presidential-actions/presidential-executive-order-assessing-strengthening-manufacturing-defense-industrial-base-supply-chain-resiliency-united-states/


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.