Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Измерение соотношения сил между различными центрами силы в мире в XXI веке

Версия для печати
Рубрика: 
… Москва и Пекин уже сейчас разрабатывают планы военно-политического союза –
альянса,  который драматически может изменить соотношение сил в мире[1]
 
А. Розэ, журналист
 
 
В основе реалистичности любых сценариев развития международной обстановки (МО) лежит общность или противоречие интересов локальных цивилизаций и стран, реализованная в некой внешнеполитической стратегии, основанной на реальном соотношении сил – политических, экономических, финансовых, военных иных. Именно реализация той или иной внешнеполитической стратегии, основанная на реальном соотношении сил в мире, является адекватной политикой, которая создает допустимые рамки для правящей элиты в принятии тех или иных решений.
 
Таким образом мы вновь возвращаемся к известному рисунку, описывающему политический процесс, но уже с точки зрении возможного сценария развития МО, который основывается на противоборстве разных локальных цивилизаций и их соотношения сил.
 
 
Как видно из рисунка, базовые ценности и интересы локальной цивилизации лежат в основе всей политики. Их масштабы, сроки, способы реализации зависят прежде всего от ресурсов и возможностей, внешних условий и эффективности управления правящими элитами. Но в основе всего, все-таки, лежит система ценностей и национальные интересы, что, кстати, еще раз доказали события на Украине 2013–2014 годов.
 
Таким образом неизбежно следует вывод о том, что в условиях развития многополезности и противоборства локальных цивилизаций важнейшим ресурсом становится ресурс цивилизационной идентичности, готовности защищать интересы локальной цивилизации. Что, кстати, также стало очевидным в ходе событий на Украине. Вот почему замеры общественного мнения (идентичности, патриотизма и т.д.) могут показать реальное соотношение сил между локальными цивилизациями, зависящее не только от объемов ВВП и государственной мощи, но и от национальной самоидентификации.
 
[2]
 
При этом было давно уже замечено, что сомнение в действительном соотношении сил, как правило, провоцирует конфликт. И наоборот: уверенность, например, что «государства А» определенно сильнее / слабее «государства Б» делает конфликт бессмысленным.
 
Именно поэтому очень важно знать реальное соотношение сил в мире, диктующее правящим кругам образ поведения и выбор средств в реализации своей внешнеполитической стратегии. Так, если предположить, что «государство А» стремится распространить свой контроль над всей Евразией (это его объективный и субъективный интерес / потребность), то, естественно, возникает вопрос о том, какие ресурсы у него имеются и какие ресурсы могут быть противопоставлены для противодействия реализации этой идеи. В самом простом виде эта мысль наглядно иллюстрируется на примере соотношения военных сил, в частности, ВМС в АТР.
 
[3]
 
Другой пример – соотношение ВМС гитлеровской Германии и союзников во время Второй мировой войны (1944 г.) в Атлантике показывает абсолютное превосходство в соотношении сил союзников:
 
– по подводным кораблям;
 
– авиации
 
и превосходство Германии в подводном флоте
 
[4]
 
Одновременно объяснялось, что с середины 1943 по середину 1944 года доля военного производства в интересах ВМС Германии снизилась с 9,% до 5,:%, что предопределило успех высадка союзников в Нормандии и изменение ВПО в Европе в 1944 году.
 
Очень важно понимать, что процессы изменения в соотношении сил должны тщательно оцениваться, избегать инерционности в подходах. Так, в связи со стагнацией и кризисом 2008–2012 годов в США и в ряде развитых стран возникло неверное убеждение, что эти государства перешли в стадию устойчивой стагнации, что совершенно неверно. Во-первых, потому, что масштабы и качество их экономик все еще существенно превосходят другие государства, а, во-вторых, потому, что относительно других стран мира на развитие идет достаточно устойчивыми темпами и «списывать» США с роли лидера – рано. Как видно из ниже приводимых данных, ежегодные темпы роста экономики США в 2013–2016 годы оцениваются более 3%, что для такой крупной и современной экономики означает достаточно быстрый рост потому, что 1% прироста ВВП равен 12–15% прироста ВВП России[5].
 
 
В настоящее время наблюдается стремительный процесс вычленения отдельных самостоятельных центров силы в мире из просуществовавшей некоторое время однополярной системы, в основе которого лежат, в свою очередь, процессы изменения экономических, финансовых, демографических (и, как следствие) политических и военных сил. Это ведет к неизбежному переформатированию все МО уже в ближайшем будущем и коренному изменению в долгосрочной перспективе. На рисунке это процесс изменения МО можно изобразить следующим образом принимая внимание историческую МО и конкретность ее социально-политического характера.
 
 
 
Можно привести конкретный пример, проделанный группой международных исследователей под руководством А. Агеева и Г. Менша (Германия) и Р. Мэтьюза (Великобритания), в котором дается «оценка ретроспективного, текущего и прогнозного статусов интегральной мощи государства осуществляется в модели стратегической матрицы по девяти базовым факторам[6]. Изначально следует оговориться, что в целях стратегического планирования, предусматривающего целеполагание, прогнозирование, планирование и программирование, оценки всех этих и других факторов имеют исключительно важное значение[7]:
 
1) система государственного и общественного управления;
 
2) территория;
 
3) природные ресурсы;
 
4) народонаселение;
 
5) экономика;
 
6) культура и религия;
 
7) наука и образование;
 
8) вооруженные силы;
 
9) внешняя политика (геополитическое позиционирование).
 
Сравнение цивилизаций, коалиций и государств по этим показателям в принципе дает основание для выводов относительно соотношения сил между существующими центрами силы в мире. При этом их сравнение не должно быть механическим, что признают в принципе авторы: «Последовательность факторов в модели стратегической матрицы не отражает их иерархии. Значения факторов, описывающие территорию, природные ресурсы, население, культуру и религию, определяют потенциал развития государства. Факторы реализации имеющегося потенциала охватывают переменные групп «экономика», «наука и образование», «вооруженные силы» и «внешняя политика». Фактор управления является подсистемой управления в группировке всех компонентов интегральной мощи»[8].
 
Такой констатации мало. Влияние различных факторов государственной мощи проявляется не только по-разному, но и в разное время. Так, в XXI веке решающим фактором мощи государства становится не только численность граждан (народонаселение, как у авторов), а его качество, которое с 1990 года измеряется индексом развития человеческого потенциала ИРЧП[9].
 
В настоящее время этот показатель стал ведущим при определении государственной мощи и от него зависят:
 
– темпы прироста ВВП;
 
– качество экономики;
 
– наукоемкость и т.д., а в военной области:
 
– качество личного состава ВС;
 
– качество управления ВС;
 
– качество и эффективность использования ВиВТ.
 
Соответственно, одни факторы обнаруживают сравнительно меньшую, другие – сравнительно большую амплитуду изменений. К первым относятся территория, природные ресурсы, население, ко вторым – внешняя политика и синтезирующий все эти элементы фактор управления, который находится в зависимости от качества лидерства и эффективности системы государственного управления, а также от того, насколько она скоординирована с корпоративным и общественным управлением[10], – справедливо полагают авторы. В частности, факторы, обладающие «большой амплитудой» изменений – масштабы финансирования внешнеполитической и военно-политической деятельностью. Эти масштабы отнюдь не безграничны и колеблются в определенных пределах (как правило, от 1% до 7% ВВП),однако в абсолютных величинах могут представлять большую разницу. Например, расходы США в 2000–2010 годах выросли в 2 раза (с 350 до 700 млрд долл. / или на 350 млрд долл.
 
[11]
 
Использование многофакторной модели позволяет судить об устойчивости государства, рассматриваемого как большая система. Чрезмерное развитие одних факторов при существенном отставании других создает риски дестабилизации системы. Идеальная модель жизнеспособного государства – многогранник, вписанный в круг, с равномерным и по возможности максимально развитым уровнем факторов его мощи.
 
Для графической интерпретации получаемых результатов используется энниаграмма – окружность с вписанным в нее девятиугольником (рис.). Графическое отображение многофакторной модели позволяет наглядно продемонстрировать стратегическую траекторию трансформации государства на заданном временном отрезке. Каждый из используемых частных параметров оценивается коэффициентом относительной важности и сопоставляется с другими параметрами[12].
 
В различные периоды у стран возникает потребность в ускоренном развитии. При этом государство должно идти на форсированную эскалацию значений отдельных факторов с целью формирования импульса развития. Но и здесь желательным состоянием остается достижение на более высоком уровне баланса факторов с компенсацией при необходимости низких значений одних факторов более высокими показателями других. Функции управления в этом случае отводится ключевая роль мобилизации ресурсов страны для достижения амбициозных целей ускоренного, прорывного развития. Тогда решение задачи требует разработки эффективной стратегии активизации факторов, обеспечивающих реализацию сценария ускоренного развития: экономики, науки и образования, внешней политики[13].
 
 
 
Сознательное форсирование динамики развития системы невозможно без общественного согласия в отношении целей и механизмов реализации стратегии ускоренного развития. В этом контексте культурно-духовная сфера общества играет ключевую роль в обеспечении успеха любых реформ, нацеленных на модернизацию страны.
 
Значения всех факторов и составляющих их переменных соотнесены со специальными критериальными шкалами. Они определяют уровень развития государства в диапазонах значений «сверхдержава», «великая держава», «региональная держава», «малое государство». Каждый из базовых факторов рассматривается в соответствии с нечеткой четырехзначной топологической шкалой, численные значения которой находятся в диапазоне от 1 до 10 (табл.)[14].
 
 
________________________
 
[1] Розэ А. Запад недооценил дружбу России и Китая // Российская газета. 2014. 25 марта.
 
[2] Национальная идентичность и будущее России. Доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай» / http://vid1.rian.ru/ig/valdai/doklad_identichnost_RUS_ISBN.pdf. С. 69.
 
[3] http://www.thejakartapost.com/files/images2/naval strength (the korea herald).jpg
 
[4] Боевые действия в Атлантике в 1944 г. Соотношение сил /  http://www.protown.ru/information/hide/5343.html
 
[5] Confinued recovery, but downside risks have increased Nordic Outlook. Economic Research Auqust 2014. P. 5.
 
[6] Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран. Доклад-2012 к обсуждению. 3-е издание, переработ. и дополн. – М.: Международная Академия исследований будущего, Институт экономических стратегий, 2012. С. 4.
 
[7] Федеральный закон от 29.08.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».
 
[8] Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран. Доклад-2012 к обсуждению. 3-е издание, переработ. и дополн. – М.: Международная Академия исследований будущего, Институт экономических стратегий, 2012. С. 5.
 
[9] Подберезкин А.И. Идеология русского социализма / Человеческий капитал. Т. I. М.: МГИМО(У). 2012.
 
[10] Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран. Доклад-2012 к обсуждению. 3-е издание, переработ. и дополн. – М.: Международная Академия исследований будущего, Институт экономических стратегий, 2012. С. 5.
 
[11] Доклад национального разведывательного совета США. «Контуры мирового будущего». 2004 / http://www.bibliorossica.com/book.html?currBookId=2087
 
[12] Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран. Доклад-2012 к обсуждению. 3-е издание, переработ. и дополн. – М.: Международная Академия исследований будущего, Институт экономических стратегий, 2012. С. 5.
 
[13] Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран. Доклад-2012 к обсуждению. 3-е издание, переработ. и дополн. – М.: Международная Академия исследований будущего, Институт экономических стратегий, 2012. С. 5.
 
[14] Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран. Доклад-2012 к обсуждению. 3-е издание, переработ. и дополн. – М.: Международная Академия исследований будущего, Институт экономических стратегий, 2012. С. 6.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.