Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новые внешние условия формирования политики стратегического сдерживания Россией в XXI веке: «гибридная реальность»

Версия для печати
Рубрика: 
Необходимо заранее организовывать сторонников, активно привлекать
на свою сторону элиты, молодежь, потенциальных лидеров[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 
Внешние условия существования (безопасности и развития) государства формируются под влиянием общих мировых тенденций, о которых мы, к сожалению, знаем не много. Марксисты сводят их, как правило, к политико-экономическим кризисам и противоречиям, что, на мой взгляд, не всегда отражает реалии: существует немало и других трендов и тенденций, влияющих на развитие МО и ВПО. Важно поэтому вычленить хотя бы некоторые из них. В США, например, практически любой документ по безопасности начинается с анализа «стратегической обстановки», что, на мой взгляд, абсолютно правильно[2]. В наших работах по военно-политической проблематике[3] мы стараемся делать также, впрочем, и в документах нормативного и директивного характера эти аспекты имею приоритетное значение, хотя и сводятся к достаточно поверхностному анализу «внешних угроз»[4].
 
Так или иначе, но чаще всего говорят о двух глобальных (общемировых) тенденциях, оказывающих влияние на политику государств (в нашем случае на его политику стратегического сдерживания). Точнее – о комплексах тенденций, объединенных между собой общими закономерностями, – общественно-политическом и материальном (экономико-технологическом». Иногда даже говорят о появлении такого феномена, как «гибридная реальность» – сращивание физической и виртуальной реальности в политике и в других областях человеческой деятельности, например, крупных компаниях с капитализацией ив 1 трлн. или несколько сот миллиардов долларов, таких, как «Гугл» или «Яндекс».
 
Первая тенденция, свидетельствующая о неизбежности смены внешних условий существования России заключается в признание факта того, что в самые ближайшие годы должны будут происходить революционные изменения в политическом и военном искусстве противоборстве наций, стран и ЛЧЦ, которые станут следствием развития глобальных научно-технологических и социально-политических процессов, но которые станут и причиной быстрой эволюции основного сценария развития МО и ВПО в мире. Того сценария, который сложился в 2018 году. Иными словами, будет происходить смена политик, стратегий и концепций, которая фактически уже началась в западной коалиции с приходом к власти Д.Трампа.
 
В свою очередь, дальнейшее развитие этого сценария «Военно-силового противоборства» западной ЛЧЦ в XXI веке будет происходить в радикально меняющихся внешних условиях, вытекающих, из процесса смены фундаментальных технологических, политических, социальных и финансово-экономических парадигм развития человечества. Как уже говорилось, эти изменения пока что можно охарактеризовать только как эскалацию военно-силовой политики западной коалиции. На мой взгляд, в направлении прежде всего нарастающего соперничества между ЛЧЦ и формирующихся на их основе центров силы и военно-политических и иных коалиций[5]. Хотя существуют и другие сценарии (точнее, пожелания) относительно, например, «партнёрства цивилизаций», «всемирного братства» и прочих благоглупостей, ставших популярными во времена М.С.Горбачёва, за которыми маскировались вполне конкретные и эгоистические интересы отдельных социальных групп и государств.
 
Таким образом, можно констатировать о наличии по меньшей мере двух доминирующих тенденций, чьё влияние будет во многом предопределять будущее состояние МО и ВПО:
 
– изменения, связанные со средствами и способами политического влияния и принуждения, которые уже стали оказывать влияние на политику государств;
 
– качественные изменения в технологиях, экономике, науке, технике и других сферах человеческой деятельности, которые, судя по всему, приобрели революционный характер.
 
Использование новых информационных технологий привело к тому, что Воздушно-космические силы будут действовать в сложном боевом пространстве, в котором интегрированы во времени и в пространстве различные возможности антропологической, информационно-сетевой и вооруженной сфер борьбы и их составляющих.
 
Соединенные Штаты стремятся сохранить свое доминирование и обеспечить наращивание возможностей Вооруженных сил по двум направлениям.
 
Первое направление заключается в том, что если США имеют несовместимые интересы с одним или более международными субъектами, но при этом переход к вооруженному конфликту не целесообразен, то, преследуя эти интересы, они предпринимают действия ниже уровня вооруженного конфликта. Это уровень соперничества или конкуренции (competition) при котором противники используют ряд инструментов насилия, включая вооруженные силы, но без развязывания вооруженного конфликта.
 
Второе направление заключается в том, что в ходе конкуренции (соперничества) и вооруженного конфликта, если он все же развязан, предлагается интеграция действий противников в «разных областях, средах и функциях во времени и физических пространствах для достижения конкретных целей в бою, а также до и после боя в конкуренции»[6].
 
Для этого в настоящее время в США реализуется концепция «Единые силы 2020», которые предусматривается применять в рамках перспективной формы ведения военных действий «Глобально интегрированной операции».
 
В перспективе НАГО предполагает разработать новую форму ведения военных действий «Стратегическая многосферная операция», в рамках которой предполагается применение всего имеющегося коалиционного военного потенциала против сильного противника и, прежде всего, против Российской Федерации[7].
 
В соответствии с этим, Воздушно-космические силы будут применяться в многосферных сражениях, являющихся составной частью стратегической многосферной операции, являющейся многоплановым столкновением мощи государств и их коалиций в современных и перспективных военных конфликтах.
 
Согласно этому, под «боевым пространством (battle space)» многосферных сражений понимается «область, где военные операции проводятся для достижения военных целей, состоящая из всех сфер (воздух, земля, море, космос и киберпространство), информационная среда, электромагнитный спектр и человеческое измерение войны.
 
Она включает в себя факторы и условия, которые должны быть понятны для успешного применения боевой мощи, защиты войск или выполнения задачи, включая вражеские и дружественные вооруженные силы, инфраструктуру, погоду и местность в пределах оперативных районов и районов, представляющих интерес».
 
В свою очередь, под «сферой (domain)», понимается «район действий в оперативной окружающей обстановке (наземной, воздушной, морской, космической и киберпространстве), в которой организуются и проводятся операции».
 
Заметим, что определения «сферы (domain)» и «боевое пространство (battle space)» являются нечеткими, а понятие «боевого пространства (battle space)» неопределенно.
 
В соответствии с этим, актуальным вопросом является определение сфер ведения современных и перспективных военных конфликтов с участием Воздушно-космических сил и, на основе этого, уточнение понятия «боевого пространства (battle space)».
 
На наш взгляд, задействование новых сфер борьбы происходит в соответствии с законом, определяющим влияния политического содержания войны и соотношения сил сторон на характер, ход и исход войны. В соответствии с этим тоном политика определяет:
 
– цели войны, от которых зависят степень использования насилия, размах и ожесточенность противоборства, характер жизни воюющих государств, отношения в коалициях и с нейтральными странами;
 
– стратегический план ведения войны и послевоенного устройства;
 
– силы и средства, мобилизуемые для достижения целей войны.
 
В свою очередь, соотношение материальных и духовных сил воюющих сторон определяет возможности сторон для ведения войны и победы в ней, длительность и издержки войны, степень реализуемости политических и военных целей.
 
Действие данного закона проявляется в характере развитии государств, предшествующем войне, а также в различных ограничениях военной деятельности противоборствующих сторон, в выборе ими целей и путей их достижения.
 
В соответствии с этим законом, в современных условиях и в перспективе военный конфликт, на наш взгляд, может охватывать -три сферы борьбы вооруженную борьбу, информационно-сетевую, антропологическую и их составляющие, схематично показанные на рис.
 
 
Сфера вооруженной борьбы сложилась исторически по мере развития производительных сил человечества и соответствующих им производственных отношений[8].
 
Первоначально производительные силы позволяли удовлетворять потребности вооруженных сил ведущих борьбу только в наземной среде. Соответственно, образовалась наземная сфера борьбы. С развитием производительных сил и производственных отношений появились морская и воздушно-космическая сферы борьбы. Это находило выражение в количестве и качестве видов и типов вооружения, военной и специальной технике, материальных ресурсах и, прежде всего, средств поражения противника, которые, со своей стороны, определяли масштабы, формы и способы ведения войны. Наиболее полно эти вопросы рассмотрены в трудах И.В. Ерохина.
 
Однако в последнее время в связи с ростом поражающей мощи оружия, его избирательности, появилась возможность поражать объекты, находящиеся не в какой-то одной, а в различных физических средах. Вместе с этим, непрерывно растет дальность действия оружия, что ведет к поражению объектов не только в тактическом или оперативном тылу, но и объектов, расположенных в стратегическом тылу.
 
Таким образом, современные виды и типы оружия могут использоваться против объектов войск и инфраструктуры страны, расположенных в разных физических средах. Например, как показала операция по кризисному реагированию в Сирийской Арабской Республике, Военно-морской флот Вооруженных Сил Российской Федерации одновременно решал задачи по поражению объектов террористов из Исламского государства (запрещенного в России), противовоздушной обороны российской группировки войск в Сирии и выполнял задачу по блокаде морского побережья.
 
Таким образом, организация вооруженной борьбы и способы ее ведения становятся обусловленными уже не одной, а несколькими физическими средами.
 
Это приводит к стиранию границ между традиционно сложившимися наземной, морской и воздушно-космической сферами вооруженной борьбы, что позволяет говорить о единой сфере вооруженной борьбы, которая ведется одновременно во всех физических средах[9].
 
Исходя из этого, сфера вооруженной борьбы это физические среды, где расположены главные объекты вооруженной борьбы и личный состав противоборствующих сторон, а вооружение, организация борьбы и способы ее ведения, соответственно, обусловлены данными физическими средами. Поскольку сфера вооруженной борьбы охватывает землю, океаны и моря, воздух и космос, то, в соответствии с этим, она делится на частные сферы вооруженной борьбы: наземную, морскую и воздушно-космическую.
 
В перспективе НАТО предполагает разработать новую форму ведения военных действий – «Стратегическая многосферная операция», в рамках которой предполагается применение всего имеющегося коалиционного военного потенциала против сильного противника и прежде всего против Российской Федерации.
 
С учетом наступления информационной эпохи и перехода к информационному обществу, разработки новых информационных технологий, связанных с поддержкой принятия решений в конце XX и начале XXI веков, сложилась разветвленная информационно-сетевая среда искусственного происхождения. Не происхождение обусловлено тремя основными факторами[10]:
 
– геостратегический фактор, который связан с глобализацией экономики и различных видов коммуникаций, информационных, материальных и людских ресурсов, товаров и услуг и, в соответствии с этим, распространением жизненно важных интересов государств на различные районы мира;
 
– военный фактор, который связан с использованием современных информационных технологий с целью интеграции действий всех видов и родов Вооруженных сил, других государственных органов, бизнеса, политических и общественных деятелей и организаций и т. п., что приводит к появлению новых форм и способов организации и ведения вооруженной борьбы и военных конфликтов;
 
– фактор перехода к информационному обществу, в котором основная часть валового продукта производится не за счет материального производства, а на основе создания и продажи наукоемких технологий и информационных продуктов.
 
Эти факторы напрямую обусловили появление информационно-сетевой сферы борьбы.
 
Информационно-сетевая сфера борьбы это сфера деятельности в искусственно созданной среде, где извлекается, транспортируется, обрабатывается, хранится, представляется и используется информация, и в которой ведется борьба посредством воздействия на информацию, информационные объекты и ресурсы противника, а также защиты своих объектов от такого воздействия.
 
Информационно-сетевая сфера борьбы охватывает информационную инфраструктуру, протекающие в ней базовые информационные процессы и реализующие их базовые информационные технологии, обеспечивающие превращение информации в ресурс. Исходя из этого, в ней можно выделить три частные сферы.
 
Первая частная сфера связана с процессами и технологиями извлечения информации о предметной области путем поиска, сбора, накопления и распространения информации, которая характеризуется:
 
– качеством информации (полнота, достоверность, точность, своевременность, актуальность, логическая последовательность и т.д.);
 
– распространением информации (диапазон, порядок распространения, непрерывность и т.д.).
 
Вторая частная сфера связана с процессами и технологиями транспортирования информации, которая характеризуется информационной взаимосвязью и принципами многоуровневой архитектуры открытых систем, принятыми международным сообществом и включает следующие уровни[11]:
 
– прикладной уровень;
 
– уровень представления;
 
– сеансовый уровень;
 
– транспортный уровень;
 
– сетевой уровень;
 
– уровень звена данных;
 
– физический уровень.
 
Информационный обмен характеризуется:
 
– интерактивностью;
 
– доступом в режиме реального (близкого к реальному, жесткого и сверхжесткого) времени или определенной задержкой.
 
Третья частная сфера связана с процессами и технологиями обработки, хранения, представления и использования информации, имеющая три характеристики.
 
Первая характеристика – это информационные потребности органа военного управления. Они определяются как измеримый набор информации, необходимый для планирования и выполнения боевых задач.
 
Вторая характеристика – это информационное состояние сил и средств. Оно определяется как совокупность информации определенного качества, степень ее доступности и качество взаимодействия в данный момент времени.
 
Разницу между существующим и потребным информационным состоянием отражает информационная ситуация это третья характеристика. С учетом этого, превосходящее информационное положение достигается осуществлением информационных воздействий, которые можно свести к трем видам[12]:
 
– расширения возможностей поиска, сбора, обработки и управления потребной информацией, а также распространения актуальной информации в интересах решения боевых задач своими войсками;
 
– обеспечения информационной безопасности своих войск;
 
– ухудшения информационной ситуации для войск противника.
 
Первый вид информационных воздействий осуществляется путем создания системы информационных и технических воздействий по созданию потока информацией требуемого качества и количества.
 
Второй вид информационных воздействий осуществляется путем создания системы юридических, организационных и технических мер по ограничению доступа или использования всех или части информационных ресурсов, а также предотвращения несанкционированного к ним доступа.
 
Третий вид информационных воздействий осуществляется путем использования информационного оружия с целью:
 
– трансформации информации изменения информации, приводящие к такому изменению ее качества, степени доступности и качества взаимодействия, которое затрудняет действия противника и облегчает действия своих войск:
 
– деформации информации изменения информации, приводящие к такому изменению ее качества, степени ее доступности и качества взаимодействия, которое мешает действиям противника и способствует действиям своих войск;
 
– деструкции информации изменения информации, приводящие к такому изменению ее качества, степени ее доступности и качества взаимодействия, которое препятствует действиям противника и вызывает действия своих войск.
 
Кроме этого, существует особый вид превентивных действий, связанный с законодательным установлением законодательных норм стандартов, правил и т.д., регулирующих разработку, производство, распространение и использование информационной инфраструктуры, базовых информационных процессов, технологий и ресурсов в целях заблаговременного создания превосходящего информационного положения и заведомого преимущества в информационных ситуациях.
 
Объектами воздействия с целью достижения превосходящего информационного положения являются: информация; информационные ресурсы; информационные процессы; информационные технологии; информационная инфраструктура.
 
Таким образом, с переходом к информационному обществу образовалась информационно-сетевая сфера борьбы. В этой сфере борьбы имеются присущие только ей объекты борьбы и обусловленные этим организация и средства ведения борьбы, а также многообразие форм и способов информационных воздействий, приводящих к нанесению ущерба, сравнимому с ущербом от применения оружия массового поражения.
 
В то же время пришло понимание, что физическое и/или информационное воздействие на различные объекты борьбы, с одной стороны, в некоторых случаях требуют чрезвычайно больших затрат («пиррова» победа).
 
С другой стороны, массовое уничтожение разнообразных ресурсов и возможность неприемлемых для агрессора потерь приводит к тому, что вооруженная борьба становится последним аргументом, а на первый план выходят информационно-психологические и другие виды воздействия на человека.
 
В настоящее время в США реализуется концепция «Единые силы – 2020», которые предусматривается применять в рамках перспективной формы ведения военных действий – «Глобально интегрированной операции».
 
Деятельность любого государства заключается в соединении работы внутренней и внешней политики. Внутренняя политика должна отражать программу действий органов государственной власти по обеспечению интересов и удовлетворению потребностей общества и личности (именно они формируют цели и задачи внутренней политики), а задачей внешней политики является создание благоприятных внешних условий для реализации внутренней политики.
 
Внутренняя и внешняя политика базируется на сознательной созидательной деятельности отдельных личностей, политических институтов и общественных организаций, а также на принуждении организованном насилии, высшей формой которого является вооруженное насилие.
 
На результаты этой деятельности влияют социальные структуры обществ, общественный и государственный строй, социальные и морально-политические возможности воюющих сторон. Воздействуя на социальные и морально-политические возможности, можно изменить социальную структуру общества, общественный и государственный строй в выгодном для себя направлении.
 
Научно-техническая революция создала условия и предпосылки для противоборства государств и народов, их армий и негосударственных образований не только с применением вооружения, военной и специальной техники или новых информационных технологий.
 
В последнее время используются специфические меры и средства борьбы для воздействий как на рациональную и эмоциональную сферу отдельной личности, так и на структурированную совокупность всей массы людей, являющихся участниками конфликта с обеих сторон. На наш взгляд, данное противоборство целесообразно выделить в отдельную антропологическую сферу борьбы[13].
 
Антропологическая сфера борьбы это сфера индивидуального и коллективного человеческого подсознания, сознания, надсознания, а также деятельности (поведения) личности и совокупности всех людей, являющихся участниками конфликта с обеих сторон, состоящая из трех частных специфических сфер борьбы.
 
Психическим процессом, с которого начинается процесс познания личностью окружающего мира, является ощущение (отражение органами чувств отдельных свойств и качеств явлений), восприятие (отражение явлений в целом) и представление (образ ранее воспринятого явления). При этом важную роль играют эмоции и чувства (своеобразные формы отражения задач и условий их выполнения, явлений и их изменений и проявление отношения личности ко всему тому, что она познает и делает), которые могут активизировать деятельность или вызывать пассивность[14].
 
Этим обуславливается существование такой частной сферы, как эмоционально-психологическая и физиологическая сфера борьбы области индивидуального и общественного восприятия актуальных явлений борьбы, происходящих в операционной среде, включающей физико-географические условия, силы свои и силы противника, политические, социальные и экономические факторы, цели и задачи, поставленные перед вооруженными силами, а также различные ограничения.
 
Однако связи и отношения между явлениями не отражаются ощущениями и восприятиями человека. Это становится возможным благодаря мышлению (отражению в сознании личности сложных связей и отношений между явлениями объективного мира).
 
Этим обуславливается существование такой частной сферы, как когнитивная сфера борьбы области сознания человека, в которой происходит формирование индивидуального и общественного сознания и принятие решений. На принятие индивидуальных и коллективных решений влияют интеллект, взгляды, мнения, убеждения, ценности и понимание. Эта сфера находится под сильным влиянием обучения, индивидуального и коллективного опыта, общественного мнения и понимания обстановки.
 
Человеческая деятельность не сводится только к работе сознания. Человек склонен к решению возникающих перед ним задач, затрачивая минимум энергии. Поэтому многие функции человек осуществляет бессознательно или полубессознательно на основе сложившихся привычек, навыков, стереотипов и т. п., которые образуют так называемые поведенческие паттерны, складывающиеся под влиянием формальных и неформальных институтов. Сложившиеся поведенческие паттерны играют значительную роль как в стандартных простых ситуациях, так и в сложных рискованных ситуациях, требующих мобилизации всех ресурсов человека.
 
Этим обуславливается существование такой частной сферы, как социальная сфера борьбы это область, в которой происходит формирование индивидуальных и общественных взаимоотношений, взаимосвязей и взаимодействий, находящихся под сильным влиянием как формальных, так и неформальных и невербальных знаний и отношений.
 
Социальная сфера определяется спецификой языка и символической связью между людьми. Это область, в которой происходит взаимодействие индивидуумов и элементов структурированной совокупности всей массы участников конфликта с обеих сторон. Социальная сфера в значительной мере зависит от представлений, ценностей, убеждений конкретной личности, а также от господствующих в обществе норм и ценностей.
 
Объектами борьбы в антропологической сфере являются[15]:
 
– информационно-психологическая среда общества или отдельных его элементов (отдельные личности, группы и т. д.), которая является частью мировой информационной среды и связана с использованием информации, информационных ресурсов и информационной инфраструктуры для оказания влияния на психику и поведение личности, отдельных групп и общества в целом;
 
– язык, духовные, культурные, исторические и национальные ценности, традиции, граждане, совместно проживающие на определенной территории и т.д.;
 
– система формирования общественного сознания (мировоззрение, политические и другие взгляды и т.п.);
 
– система формирования общественного мнения;
 
– система принятия политических и других решений;
 
– психика и поведение личности, отдельных групп и общества в целом.
 
Основными средствами воздействия в антропологической сфере борьбы являются:
 
– политические, экономические, дипломатические и военные мероприятия, воздействующие на антропологическую сферу противника, своих союзников и своей страны в интересах достижения поставленных целей;
 
– информационное пространство (информация, информационные ресурсы и информационная инфраструктура), позволяющее производить и быстро распространять специальные информационные продукты, предназначенные для отдельной личности, группы лиц или для неограниченного круга лиц;
 
– якобы независимые политические, религиозные и общественные деятели, деятели искусства и культуры, заблаговременно созданные внутри противоборствующих стран общественные, религиозные и другие организации, объединенные в сеть и предназначенные для использования стихийных общественных процессов в интересах достижения поставленных целей;
 
– неформальные (беженцы, мигранты и т.д.) и внесистемные средства воздействия (преступные группы, торговцы оружием, террористы и т. д.), используемые в интересах достижения поставленных целей.
 
Основными способами использования средств воздействия по объектам в антропологической сфере борьбы являются:
 
– группа способов по добыванию, сбору, обработке информации о слабых и сильных сторонах противоборствующих сторон и обмена ею в целях организации и ведения противоборства в антропологической сфере борьбы;
 
– группа способов по манипулирующему воздействию на свою сторону и противника (блокирование добывания, обработки и обмена информацией; внедрение дезинформации; распространение выгодной информации и т.п.);
 
– группа способов по информационной защите своей стороны;
 
– группа способов политического, экономического, дипломатического манипулирования в интересах создания выгодного положения для своей стороны и невыгодного для противника;
 
– группа способов психологического террора (обвинение в преступлениях, шельмование противника, дискредитация политических и общественных лидеров и т.п.).
 
Возможности оказывать воздействия в социальной сфере борьбы связаны с накоплением в начале XXI века больших массивов объективной информации о реальном поведении, привычках, склонностях и реакциях в различных ситуациях как отдельной личности, так и о поведении социальных и иных групп сколь угодно большой размерности.
 
Средства воздействия на социальную сферу разрабатываются на стыке когнитивных вычислений, Больших Данных и междисциплинарного комплекса поведенческих наук.
 
В качестве таких средств воздействия могут использоваться информационно-сетевые, юридические, дипломатические, информационно-психологические, финансово-экономические и другие инструменты.
 
Разрабатываемые инструменты воздействия на социальную сферу позволяют разработать способы манипуляции алгоритмами поведения, привычками, стереотипами деятельности и т. п., вложенными в личность социумом, а также собственной биографией и культурной средой. Способы манипуляции состоят в отделении привычки, реакции, стереотипа поведения и т.п. от сформировавших их видов деятельности или ситуаций, и использовании этих поведенческих паттернов для достижения целей.
 
Таким образом, используя данные инструменты воздействия на объекты антропологической сферы борьбы, под управление и контроль берутся не сами участники военного конфликта, а их мотивации для отключения рационального в человеке и включения иррациональной поведенческой программы.
 
Борьба в антропологической сфере ведется без открытого применения вооруженной силы, хотя оно не исключено, при наличии угрозы. Она направлена на дестабилизацию (нарушение сложившегося публичного порядка) и последующее ослабление (нарушение его суверенитета) и/или уничтожение государства противника, перехват управления в нем (перевод под внешнее управление).
 
Агрессия в антропологической сфере характеризуется:
 
– неявностью агрессии с обеспечением возможности правдоподобного отрицания своего участия, провоцирования и стимулирования;
 
– неравномерным ходом агрессии, включающим этапы активизации и спада;
 
– сочетанием использования многообразия сил и средств, обеспечивающих синергетические и кумулятивные эффекты;
 
– многообразием одновременно и/или параллельно достигаемых целей;
 
– многообразием потоков непрерывной лжи и оскорблений с перекладыванием ответственности на других, дерзостью и откровенной наглостью;
 
– разнонаправленностью и разноуровневостью агрессии, реализующейся государственными и/или негосударственными субъектами;
 
– сложностью прогнозирования дальнейшего хода агрессии.
 
Средства ведения агрессии в антропологической сфере характеризуются:
 
– уникальностью состава, соответствующими историческими, социально-культурными и другими условиями;
 
– определенной идеологией, позволяющей организовать использование разнообразных сил и средств ведения агрессии, соответствующих историческим, социально-культурным и другими условиям.
 
В основу многообразия форм ведения борьбы в антропологической сфере положена идея использования стихийных процессов самоорганизации для достижения поставленных целей. При этом на подготовительном этапе определяется протестный потенциал общественных групп и отдельных личностей, а затем из них выделятся те, которые способны стать движущей силой протеста. Далее осуществляется необходимая подготовка лидеров протестных групп. На начальном этапе борьбы используются или провоцируются массовые действия для побуждения всех недовольных к протестной активности. Затем протестная активность масс направляется на последовательное достижение цепочки практических целей, максимально приближенных к реальным требованиям масс, но в итоге ведущих к делегитимации существующей власти и принятие ею навязываемых требований и условий. Организуется мощное внешнее давление на власть на различных уровнях и по различным направлениям.
 
Если поставленных целей не удается добиться, то на следующем этапе инициируются массовые беспорядки с участием специально подготовленных активистов (боевиков), управляемых извне. Если и в этом случае не удается добиться поставленных целей, то создаются выгодные условия для ведения гражданской войны и/или применения иностранных вооруженных сил.
 
Таким образом, в антропологической сфере борьбы имеются специфические объекты борьбы и обусловленное этим многообразие средств, форм и способов действий позволяющее заменить или дополнить применение вооруженной силы в интересах достижения целей войны.
 
Соответственно, рассмотренные выше сферы борьбы определяют «боевое пространство (battle space)» военного конфликта. Таким образом, на наш взгляд, термин «боевое пространство (battle space)» более правильно определить как «сложное боевое пространство» многомерную область, включающую антропологическую, информационно-сетевую и вооруженную сферы борьбы, в которой ведутся военные действия. Концептуальная модель сложного боевого пространства современного и перспективного военного конфликта представлена на рис.
 
 
В этих условиях развитие теории и практики применения Воздушно-космических сил при подготовке и ведении боевых действий должно происходить с учетом фактора «сложного боевого пространства».
 
Усложнение боевого пространства произошло за счет его расширения. Поэтому Воздушно-космические силы будут действовать в многомерном боевом пространстве. Увеличение многомерности боевого пространства осуществлено следующим образом.
 
Во-первых, происходит размывание границы между военными действиями до уровня «вооруженного конфликта» и боевыми действиями в ходе его. Это позволяет поэтапно достигать военно-политических целей без прямого и широкомасштабного использования Вооруженных сил. А если это невозможно, то создаются необходимые условия для ограниченного применения Вооруженных сил.
 
Во-вторых, ареной военного конфликта становятся различные комбинации антропологической, информационно-сетевой и вооруженной сфер борьбы и их составляющих.
 
В-третьих, расширено геостратегическое пространство военного конфликта за счет возможности проецирования силы из различных физических сред и районов земного шара вооруженной сферы борьбы, а также из антропологической и информационно-сетевой сфер борьбы.
 
В-четвертых, увеличилось число субъектов (сторон), вовлеченных в военный конфликт, а также изменились их роль и место.
 
Использование новых информационных технологий привело к тому, что Воздушно-космические силы будут действовать в сложном боевом пространстве, в котором интегрированы во времени и в пространстве различные возможности антропологической, информационно-сетевой и вооруженной сфер борьбы и их составляющих. Это позволяет создать необходимые и достаточные условия в интересах:
 
– комплексного использования имеющихся возможностей в различных сферах борьбы с целью создания физических, виртуальных и когнитивных преимуществ и окон возможностей;
 
– осуществления совместных, взаимоувязанных и взаимообусловленных действий сил и средств в различных сферах борьбы с целью достижения необходимых военных и политических эффектов на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях.
 
Боевое пространство усложнилось за счет его сжатия путем проецирования силы из различных сфер борьбы на тактический, оперативный и стратегический уровень для достижения быстрой и решительной победы. Исходя из этого, Воздушно-космические силы будут действовать в условиях сокращения цикла «разведка идентификация – принятие – решения реализация решения».
 
 
 
_____________________________________
 
[1] Гилёв А. Многомерная война и новая оборонная стратегия // Россия в глобальной политике. 2014. – Т. 12. – № 5. – С. 52.
 
[2] См., например: Summary of the 2018 National Defense Strategy of The United States of America. – Wash., 18 Jan. 2018, PP.2-3.
 
[3] См., например: Подберёзкин А.И. Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в ХХI веке. – М.: МГИМО-Университет, 2018. – С. 7–24.
 
[4] Путин В.В. Указ Президента РФ № 683 от 31 декабря 2015 г. «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».
 
[5] См., например: Подберёзкин А.И. Третья мировая война против России: введение в концепцию. – М.: МГИМО-Университет, 2015.
 
[6] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 15.
 
[7] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 15.
 
[8] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 16.
 
[9] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 16.
 
[10] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 17.
 
[11] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 17.
 
[12] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 18.
 
[13]
 
[14] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 19.
 
[15] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 19.
 
[16] Гончарова И., Долгов В. Усложнение боевого пространства для ВКС // Воздушно-космический рубеж, 2018. Август. – С. 20.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.