Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Обоснование качественных и количественных показателей и критериев межгосударственной и внутригосударственной ВПО

Версия для печати
Рубрика: 
Невозможно точно охарактеризовать международную и военно-политическую обстановку (МО и ВПО), опираясь только на анализ военных показателей отдельных субъектов или оценку собственно военной мощи отдельных государств, хотя количественные оценки ВС, ВиВТ существуют и являются общедоступными. Так, например, на сайте «Глобальная военная мощь» дается количественная подборка более, чем из 50 факторов, которые, по мнению авторов, определяют военную мощь государства включая такие невоенные факторы, как численность населения, площадь государства, государственный долг и ряд других[1].
 
 
Кроме того этот набор позволяет получить представление не только о военных потенциалах более, чем 100 стран, но и по методике авторов подсчитать Индекс их военной мощи.
 
Вместе с тем этот набор не учитывает такие важнейшие показатели как:
 
– качество и эффективность ВС и ВиВТ;
 
– политические и военные цели, ради которых создаются ВС, ВиВТ;
 
– международные реалии, внешние и военные угрозы;
 
– целый ряд показателей внутреннего порядка (структура и качество экономики, уровень человеческого капитала и т.д.)
 
– а, главное, эти показатели не учитывают возросшее значение политических и гуманитарных факторов силы, которые в XXI веке во все большей мере вытесняют собственно показатели военной мощи. «Соперничество старых и новых центров экономической силы в мире делает континент полем их явной и подковерной борьбы, конкуренции их разведок, дипломатов, политтехнологов, манипуляторов и проповедников. В сегодняшнем сильно «сжавшемся» глобализированном мире уже нет острой необходимости посылать канонерки к далеким африканским берегам (хотя и такое все еще случается). Необходимые результаты достигаются с помощью «нормативной экспансии» – навязывания нужных мировым державам законов, регламентов, норм поведения и иных «правил игры» при обязательном сохранении за этими державами роли Конечного Арбитра и Главного Судии, решающего, что легитимно, а что нет, кого карать и кого миловать.
 
В этом сущность нового колониализма XXI века – колониализма в бархатной обертке и «с человеческим лицом». Внешне добровольное принятие этих правил, по сути, мало чем отличается от «добровольного» перехода под протекторат европейских метрополий в XIX веке»[2].
 
Предлагаемая авторами модель, таким образом может рассматриваться только как часть более общей модели и как часть более общих показателей и критериев. Поэтому изначально необходимо определить и обосновать не только собственно качественные и количественные показатели[3] и критерии[4], военной мощи, с помощью которых делается анализ и оценка как отдельных субъектов, так и тенденций в развитии ВПО и вероятных войн и конфликтов, но и взаимосвязь между ними.
 
На состояние и динамику развития ВПО влияет множество факторов, причем не только военных. В самой простой логической схеме их можно сгруппировать по отдельным подгруппам и подсистемам взаимосвязи между ними. Применительно к одному из субъектов ВПО эта модель может выглядеть следующим образом.
 
 
Как видно из рисунка, показатели и критерии, характеризующие военную мощь государства, относятся к области, находящейся между подгруппами «2» и «3». Причем являются лишь частью этой области (национальной стратегии) и частью собственно этих подгрупп.
 
Это хорошо видно на следующих примерах, характеризующие численность личного состава и численность танков (разных типов).
 
 
Как видно из показателя численности личного состава в случае военного конфликта, первые 12 государств могут мобилизовать от 50,6 до 749,6 млн человек. Из них безусловными лидерами являются Китай, Индия и США.
 
Вместе с тем этот показатель может существенно меняться со временем. Например, после отмены запрета в Китае в 2013 году на рождение второго ребенка эта численность к 2035 году может существенно измениться.
 
Но, главное, этот агрегированный показатель не говорит о качестве личного состава – его профессиональной подготовке, культурном и образовательном уровне, боевом опыте и т.д., что значительно важнее численности ВС. Так, в ходе вьетнамо-китайского конфликта потери китайской стороны многократно превысили вьетнамские потери.
 
Во втором десятилетии именно качество личного состава играет определяющую роль. Так, подготовка летчиков палубной авиации сравнима по интенсивности и трудности с подготовкой космонавтов, а их численность примерно одинакова.
 
Это замечание справедливо и для сопоставления количества единиц вооружений и военной техники. Так, лидерами по численности танков в настоящее время являются США, Китай и Вьетнам, однако количество новых «танков последнего пополнения говорит о танковой мощи» гораздо больше, чем их численность.
 
 
Если говорить целиком о показателях «национальные ресурсы» (подгруппа № 2), то определяющее значение для военной мощи имеет не только численность населения и мобилизационный потенциал, но качество этого населения, служащего в ВС и работающего в ОПК. Это качество измеряется индексом развития человеческого потенциала (ИРЧП), который используется ПРООН уже более 20 лет.
 
Поэтому на первом этапе необходимо определение новых показателей и критериев и уточнения прежних, позволяющих точно оценить реальные ресурсные возможности государства, в том числе в таких областях, как:
 
– качество и степень развития общественных институтов (например, патриотических и профессиональных сообществ – ДОСААФ и др.);
 
– качество науки и образования;
 
– уровень технологического развития;
 
– нравственно-духовный потенциал;
 
– культурный потенциал и др.
 
Эти показатели в XXI веке имеют не меньшее, а порой и более важное значение для определения военной мощи субъекта ВПО – государства, организации, коалиции. Так, национальные возможности в области микроэлектроники непосредственно влияют на качество ВиВТ, уровень подготовки личного состава, эффективность управления ВС и другие военные показатели и критерии.
 
Кроме того, требуется определение и уточнение показателей и критериев, относящихся к другим подгруппам, показанным в модели субъекта ВПО. Так, принципиально важно определить качество принимающихся правящей элитой решений (подгруппа № 5), для чего разработаны соответствующие методики (например, какой процент принятых решений и как быстро выполняется).
 
Очень важны показатели и критерии, относящиеся к подгруппе № 1 – базовая система ценностей и национальных интересов. Так, стремление нации и ее правящей элиты к сохранению базовой системы ценностей (как в Иране, Китае, Бразилии и других стран) – очень важный показатель и критерий готовности использовать военную силу для защиты национальных интересов, а также способности и готовности использовать для этого национальные ресурсы.
 
Не менее важна и подгруппа № 4, в которой объединены три автономные группы – а) объективные международные факторы влияния; б) внешние опасности и в) военные угрозы. Все эти факторы оказывают как непосредственное влияние на ВПО в мире, так и на показатели и тем более критерии отдельного субъекта ВПО. Их влияние определяется:
 
– во-первых, относительностью любых показателей субъекта ВПО к аналогичным показателям других субъектов;
 
– во-вторых, высокой степенью влияния процессов глобализации, прежде всего, в научно-технической, технологической и социально-политической областях;
 
– в-третьих, возможностью формировать прямые внешние и военные угрозы субъекту ВПО в военной и невоенных (ценностных, экономических, информационных областях).
 
В целях формализации и облегчения задачи определения показателей и критериев ВПО можно разделить на:
 
– количественные (физические, экономические, социологические, математические и иные) показатели предполагают возможность количественного измерения,
 
– качественные показатели – субъективные показатели, не поддающиеся количественным измерениям (экспертные оценки, например), либо являющиеся их производными. Также качественные показатели в долгосрочном прогнозе МО и ВПО имеют важное значение.
 
Так, оценивая степень внешнего влияния, а тем более военной угрозы становится все важнее определить значение политической и гуманитарной составляющих. По материалам Евразийского Банка Развития и соответствующего Института можно, например, достаточно четко определить степень и качество связей между гражданами России и постсоветских стран, что во многом свидетельствует и о внешнеполитической позиции государств, готовности их правящих элит к сотрудничеству (или конфронтации) с Россией.
 
 
 
Важно также определить шкалы качественных и количественных показателей для измерения их значений. Так, различают:
 
– номинальную шкалу, предназначенную для описания того или иного объекта, его принадлежности к определенному типу или классу (например, объем ВВП государства);
 
– порядковую шкалу, устанавливающую предпочтения между объектами, их упорядочение по одному или нескольким признакам (объем ВВП государства среди стран с наиболее развитыми экономиками, например, ОЭСР);
 
– шкала интервалов, предназначенная для отображения различий между свойствами объектов, оценке насколько один объект превосходит или уступает другому (например, страны-лидеры мирового развития среди стран-членов ОЭСР);
 
Применительно к показателям, характеризующим ВПО и характер возможных войн, сказанное означает, что набор таких показателей очень широк, однако среди них неизбежно нужно выделить ведущие, основные показатели, которые важно расставить в приоритетном порядке.
 
Выше уже приводилась принципиальная схема цели и основных задач анализа ВПО в мире и в России, из которой видна необходимость учета показателей, как минимум трех уровней, сгруппированных для решения трех основных задач:
 
– 1-ая группа – анализ ВПО в мире, основанный на анализе всех субъектов ВПО – как государственных, так и негосударственных и международных, численность которых достигает десятков тысяч;
 
– 2-ая группа – анализ основных мировых тенденций развития, влияющих на ПВО, Прежде всего речь идет об анализе таких тенденций, которые могут повлиять на изменение всей парадигмы развития МО и ВПО;
 
– 3-я группа – анализ показателей и критериев, а также оценка внутренних военных угроз и ВПО в самой России.
 
При этом требуется учитывать не только показатели ВПО этих трех основных групп и их конкретизацию в подгруппах, но и показатели смежных с ВПО областей – политических, идеологических, демографических, общеэкономических и т.п. Как с помощью количественных, так и качественных методов оценки этих показателей. Так, перспективы военно-технического и технологического развития того или иного субъекта ВПО не возможно оценить без анализа показателей в научной, образовательной или технологической политике, которые являются более общими и определяющими показателями.
 
Важную роль играет определение критериев, (необходимых оснований) для принятия решения о соответствии  чего-либо предъявляемым требованиям, которые могут быть объективными и субъективными при оценке ВПО и ситуации в России. Так, темпы развития ВВП России, прогнозируемые в 1,5% на 2014 год, объективно означают стагнацию экономики, хотя субъективно некоторые политики и эксперты и могут называть такие темпы «развитием». Другой пример: в феврале 2014 года Министерство образования РФ заявило о повышении «доступности» высшего образования в стране на основании того, что за счет сокращения поступающих в вузы на 4% численность бюджетников вырастет на 1,5%.
 
Объективные показатели могут быть, в свою очередь, разделены на качественные и количественные. При этом, учитывая, что на всю военную деятельность большое влияние оказывает не только военная наука, но и военное искусство, можно говорить о том, что в военно-политической области важны не только объективные, но и субъективные критерии (как психофизический метод экспертной оценки) в силу большого значения таких факторов как «политическая воля», «качество военного искусства» и др. Эти субъективные критерии могут подтверждать (или опровергать) объективные критерии, в том числе и с помощью таких методов, как:
 
– метод экстраполяции (ближнесрочного прогноза ВПО);
 
– метод аналогии (повторения, схожести условий прежних событий);
 
– метод сценариев – попыток описания событий и тенденций в будущем.
 
Последний метод, кстати, очень любят использовать в своих прогнозах отечественные экономисты, в т.ч. при подготовке официальных прогнозов развития России, например, прогноза социально-экономического развития России, подготовленного в 2008 году.
 
Такие методы, однако, как показывает практика сами по себе неэффективны даже для прогноза на краткосрочную перспективу. Так, правительственный прогноз экономического развития, утвержденный в январе 2013 года, пересматривался, как минимум, 4 раза в сторону понижения в течение 10 месяцев одного года.
 
Таким образом работа над обоснованием качественных и количественных показателей и критериев ВПО предполагает создание некого алгоритма в последовательности решении этих задач и их дальнейшей детализации и анализа, который можно представить в упрощенном виде следующим образом:
 
Алгоритм определения качественных и количественных показателе 
и критериев МО и ВПО
 
1. Определения основных количественных и качественных показатели субъектов ВПО:
 
– ведущих стран мира и тех государств, чье влияние на ВПО может быть замечено (порядка 100–110 стран);
 
– международных организаций – политических, военных, экономических и пр. (особенно военно-политических коалиций, союзов и блоков);
 
– основных негосударственных международных и национальных акторов МО и ВПО («Аль-Каида» и др.).
 
По самой скромной оценке речь может идти об анализе 1000–1500 субъектов ВПО по 100 критериям и показателям.
 
2. Определение показателей и критериев взаимоотношений между субъектами ВПО. Учитывая, что число субъектов ВПО, рассматриваемых в анализе, колеблется в пределах 1000–1500, а показателей и критериев возможно порядка 100 для каждого субъекта ВПО, исследование взаимодействия и взаимовлияния между субъектами ВПО и их показателями может быть определено в десятки тысяч анализов. Так, например, анализ взаимодействия двух субъектов ВПО – России и США – представляет, как минимум, анализ 100 показателей. Если же учитывать в этом анализе факторы влияния международных акторов (например ЕС), или отдельных стран (например, Японии), то число таких показателей неизбежно резко увеличатся.
 
3. Определение основных показателей и трендов глобального развития человечества, способных радикально или существенно повлиять на ВПО в мире или отдельных регионах. Речь идет о влиянии на корректировку или даже смену парадигм, неизбежных для долгосрочных прогнозов. Так, в 2014 году в России возможно утверждение плана развития ВМС до 2050 года. Однако в 2014 году мы не должны просто экстраполировать современные реалии на 40 лет вперед. Если бы, например, в 1921 году (после окончания гражданской войны в России) стояла аналогичная задача, то через 40 лет, к 1961 году мы имели бы десятки миллионов тачанок и лошадей, а не ракетно-ядерное оружие, прогнозировать развитие которого до 1961 года можно было бы в лучшем случае в конце 40-х годов.
 
Отдельные показатели и критерии существуют для характеристики внутригосударственной ВПО, по отношению к которым показатели и критерии межгосударственной ВПО малоприменимы. Прежде всего из-за трудности определения основного потенциального противника, а также предполагаемых средств ведения вооруженной борьбы. Так, в характеристике внутригосударственной ВПО решающее значение имеет определение той социальной силы – класса, социальной группы или социального слоя, национальность, профессионального состава или возрастного состава (например, студенты), религиозной или конфессиональной принадлежности и т.д.
 
 
Другой важный фактор, влияющий на показатели и критерии внутригосударственной ВПО, – внешнее вмешательство и внешняя помощь. Важно ясно определиться как со степенью вмешательства, так и с характером такого вмешательства: политического, идеологического, информационного, финансового или военно-технического.
 
 
Так, на примере событий на Украине 2013–2014 годов можно сказать, что основным, противником правительства выступили представители западных областей, к которым примкнула часть интеллигенции и нанятых за деньги участников. Их численность была достаточно незначительна, но внешняя поддержка – информационная, политическая и финансовая – очень большая.
 
 
________________
 
[1] См.: Эл. ресурс: «Глобальная военная мощь» / http://www.globalfirepower.com
 
[2] Фитуни  Л.Л. Нужно ли России «возвращаться» на Черный континент? // Независимая газета. 2014. 14 февраля. С. 5.
 
[3] Показатели ВПО – зд. данные, позволяющие оценивать состояние и развитие международной ситуации и положения России.
 
[4] Критерии – зд. основания, признаки для принятия решения об оценке ВПО.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.