Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Основные тенденции в развитии негосударственных (национальных) акторов международной обстановки НКО, СМИ, партий, движений и т.д.

Версия для печати
Рубрика: 
… нам нужно трезво оценивать существующие угрозы глобальной,
региональной и национальной безопасности[1]
 
С. Нарышкин, Председатель Госдумы ФС РФ
 
Американская дипломатия рассчитывает не только закрепить
за собой рычаги лидерского управления миром, но и обеспечить
согласие на это со стороны самих управляемых[2]
 
 
«Обеспечить согласие» со стороны самих управляемых можно, только если удастся изменить мировоззренческо-идеологическую основу. Для того нужны не только идеи и средства коммуникаций, прежде всего СМИ, но и соответствующие общественные институты, способные трансформировать общественное сознание других стран, как это было, например, на Украине в последние десятилетия, а до этого – в СССР и странах Восточной Европы. Роль общественных (негосударственных) институтов в формировании МО в XXI веке стала исключительно важной, особенно в связи с тем, что использование государственных институтов из-за разного рода рисков, во-первых, ограничено, а во-вторых, далеко не всегда эффективно.
 
Подписание в 1975 году Заключительного акта в Хельсинки стало «точкой отсчета» периода, когда общественные институты превратились в реальный инструмент внешней политики государства, чья роль стремительно увеличивалась. В целом ряде случаев (отсутствия отношений между государствами, открытой враждебности, состояния конфликта или войны либо нежелания чрезмерного риска) именно общественные институты играют уникальную роль фактора влияния на другое государство. Среди таких общественных институтов можно выделить следующие группы.
 
1. Политические, общественные и иные организации и объединения, в особенности националистического или религиозного толка, которые в зависимости от своих возможностей могут решать частные или общенациональные задачи – от создания «очагов инакомыслия» до повстанческих групп.
 
2. Средства массовой информации, обладающие либо корреспондентской сетью, либо открыто работающие на территории противника. Особенное значение в этой связи имеют средства глобального Интернета. Так, даже в последней редакции Военной доктрины России было отмечено «смещение военных опасностей в информационную сферу»[3]. Конец 2014 года ознаменовался киберпротивостоянием США и КНДР, повлекшим за собой кратковременные отключения КНДР от глобального Интернета. Согласно СМИ, проблемы с подключением были вызваны внешними атаками. Кроме того, ответственность за перебои в доступе к Интернету в КНДР взяла на себя группа хакеров «Anonymous». Источником противоречий стал фильм «Sony Pictures», в комичном и негативном свете представляющий главу КНДР, после выхода которого в прокат компания подверглась кибернападениям со стороны КНДР, а фильм был изъят из проката.
 
Данный инцидент, несмотря на некоторую надуманность его предпосылок, иллюстрирует значительный информационный потенциал США и готовность его использовать для защиты своих национальных интересов.
 
В 2014 году США также наложили эмбарго на предоставление товаров и услуг населению Крыма, под действие которого подпадает и сфера информационных технологий. Одним из последствий может стать «интернет-блокада» Крыма в результате блокировки «Gmail», «Skype», закрытия доступа к «Firefox», «Google Chrome» или «Java».
 
Таким образом, геополитическое противостояние государств переносится в информационную сферу, а негосударственные акторы, такие как бизнес-структуры и общественные движения, выступают скорее в роли проводников государственных интересов, чем независимых игроков. В 2014 году сохраняется тенденция к «балканизации» Интернета, выделению национальных сегментов Сети с целью защиты «цифрового суверенитета», что обусловлено, с одной стороны, сохраняющимися межгосударственными противоречиями, а с другой стороны, ростом масштабов и значимости киберугроз. Кроме того, данной тенденции способствовали разоблачения Э. Сноудена о масштабной слежке в интернет-пространстве, осуществляемой спецслужбами США[4].
 
3. Институты образования, прежде всего высшего, которые фактически монополизированы западной ЛЧЦ.
 
4. Частные фирмы, компании, фонды и ассоциации, управляемые государством.
 
 
_______________________
 
[1] Нарышкин С.Е. Вступительное слово // Подберезкин А.И., Султанов Р.Ш., Харкевич М.В. [и др.]. Долгосрочное прогнозирование развития международной обстановки: аналит. доклад. – М.: МГИМО (У), 2014.
 
[2] Введение в прикладной анализ международных ситуаций / под ред. Т.А. Шаклеиной. – М.: ЗАО «Аспект Пресс», 2014. – С. 35.
 
[3] Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Президентом РФ В. Путиным 26 декабря 2014 г. [Электронный ресурс]. URL : http://www.kremlin.ru/
 
[4] Зиновьева Е. «Балканизация» интернета [Электронный ресурс]. URL : http://www.mgimo.ru/ (дата обращения: 20.01.2015).


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.