Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Сценарий усиления роли геополитики

Версия для печати
Рубрика: 
Будущее России неразрывно связано с Евразией. Не только в 
том ее географическом и геополитическом понимании …, но и 
в историческом, этнополитическом и ценностном аспектах[1]
 
В. Путин, Президент России
 
… сказывается, что не только евразийская стратегия и внешняя 
политика России, но и национальная стратегия должны исходить
из приоритетов развития восточных регионов России[2]
 
А. Подберезкин, профессор МГИМО(У)
 
 
В основе любой системы международной или региональной безопасности лежат геополитические интересы и расчеты. И в этом смысле Евразия и Россия являются не просто подтверждением этой мысли, но и яркой иллюстрацией, которая наглядно показывает реальность такого подхода в области безопасности. В том числе и на множество конкретных примеров, наиболее ярким и последним из которых стали события на Украине 2014 года.
 
Более того, геополитика оказывается наиболее устойчивым (стабильным) фактором, влияющим на формирование ВПО в мире и основные тенденции в развитии ВиВТ, а также в военном искусстве, а также оказывает реальное и сильное воздействие на стратегическое военное планирование[3].
 
С геополитической точки зрения, очевиден растущий потенциал военного присутствия США и НАТО в Центральной Азии, Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии. Учитывая удаленность от США, а также создание новых систем воздушно-космического нападения, этот потенциал все больше приобретает черты наступательно-оборонительного стратегического потенциала, используемого в воздушном и космическом пространстве. Этот потенциал – главный ресурс в силовом геополитическом противостоянии в Евразии. Традиционные сухопутные и морские силы в такой стратегии малоэффективны, а геополитические амбиции США столь сильны, что их реализация без угрозы использования военной силы маловероятна. Причем эти амбиции сформулированы не только в концептуальных наработках ученых и экспертов типа З. Бжезинского, но и в официальных документах. Как отмечают эксперты, «… идея „Шёлкового пути“ не только существовала, но и была оформлена в проект закона ещё в 1997 г. – задолго до начала войны США в Афганистане. В 1999 г. палата представителей США приняла „Закон о стратегии Шёлкового пути“, и сенат включил его в бюджетный „Закон по зарубежным операциям, экспортному финансированию и связанными с этим программами“ на 2000 финансовый год. (FY 2000 Foreign Operations, Export Financing, and Related Programs Appropriations Act)»[4].
 
В целом на всех потенциальных ТВД для России сложилось крайне неблагоприятное соотношение сил, когда военные возможности отмечаются не в разы, а на порядки. Это означает, что должна быть избрана такая военная доктрина и военная стратегия, которые соответствовали бы этим реалиям. Соответственно, из такой военной доктрины должны исходить и планы военного строительства, которых, по признанию авторитетных экспертов, сегодня нет[5]. В частности, необходимо выделить два наиболее приоритетных направления военного строительства – создание эффективной системы ВКО территории страны (и союзников) и развития СЯС. Эти направления должны быть основой обеспечения безопасности России, ОДКБ, СНГ и, возможно, других стран. И в их пользу необходимо перераспределить национальные ресурсы, понимая, что Сухопутные силы, ВМФ, ВВС, ВДВ и другие виды войск становятся вспомогательными видами объединенной ВКО и СЯС.
 
В этой связи обращает на себя внимание политическая логика руководства США в отношении Евразии, которая наглядно просматривается, например, в подходе главного информационно-консультативного органа правительства страны – Центрального разведывательного управления (ЦРУ). На официальном сайте этого ведомства Россия вместе с постсоветскими государствами Средней Азии представлена как эпицентр Евразии, «за скобками» которого остается европейская часть континента и восточные регионы (Восточная Сибирь и Дальний Восток).
 
 
Такое представление о России и Евразии не случайно. Если исходить из приоритетного внимания США к среднеазиатским постсоветским республикам, то подразумевается, что их дестабилизация (особенно Казахстана) приведет к распаду России на европейскую и азиатскую часть (у З. Бжезинского – Поволжья). При этом наиболее развитые районы Южного Урала и Западной Сибири и коммуникации, которые проходят с запада на восток и с севера на юг по Челябинской, Омской, Новосибирской и другим областям, окажутся под непосредственной угрозой. «Транспортные коридоры» – как идея транзита из Европы в страны АТР – также окажутся под фактическим контролем, впрочем, как и основные российские запасы природных ресурсов[6]. Значение транспортных коридоров России в мире и в Евразии огромно и не вполне по достоинству оценено. Так, основу транспортных грузопотоков и пассажиропотоков в мире и в Евразии составляет российская ж/д сеть, на которую приходится более половины перевозок в Европе и в Евразии, а с учетом Украины и Казахстана – почти половина мировых грузопотоков по железным дорогам. Что хорошо видно из следующих примеров.
 
[7]
 
[8]
 
Отсюда возникает колоссальная роль российских транспортных коридоров с запада на восток и востока на запад, а так же стремительно растущее значение Северного морского пути (СМП) из Европы в Азию и наоборот.
 
Собственно экономическое значение ЦА невелико. В том числе и для России. И не стоит его переоценивать с точки зрения евразийской интеграции. Как отмечают исследователи МГИМО(У), «Пять Центрально-Азиатских государств создают всего около 11,1% от общего ВВП СНГ, в каждом из них насчитывается не менее трети убыточных предприятий, и каждое обременено международными долговыми обязательствами. В целом, фактически только российское сотрудничество с Казахстаном обеспечено по-настоящему рентабельными проектами, а в других случаях рентабельность взаимодействия носит условный характер»[9].
 
И, опять же, возвращаясь к карте З. Бжезинского, удивляешься ее совпадению с представлениями ЦРУ о роли транспортных коридоров и транзита – сырьевого и промышленного – из Европы в страны АТР.
 
Это подтверждается и другими изображениями политических карт Европы и Азии, на которых Евразия четко делится на две политические части – европейскую и азиатскую[10], в центре которой находятся государства ЦА.
 
Так, в представлении западных геополитиков Европа и ее безопасность ограничиваются безопасностью государств Западной, Центральной и частью Восточной Европы (включая страны Прибалтики, Белоруссию и Украину), а также Турцией. «За скобками» этой архитектуры безопасности находится российская часть Восточной Европы, Поволжья, страны ЦА и Сибирь.
 
 
Возвращаясь к ВКО, точнее, к ее политическим аспектам, во главе угла которых находится формирование коалиции в Евразии, обнаруживаешь, что в настоящее время сотрудничают с США или ведут переговоры о создании и размещении компонентов ПРО следующие страны:
 
– Великобритания – производит системы радиоразведки и РЭБ, поставляет компоненты для ПРО США (а также не исключает возможное размещение ПРО США на ее территории);
 
– Ирландия – поставляет компоненты для ПРО США (поддерживает развёртывание ПРО США в Европе и Японии);
 
– Германия и Франция – поставляют сложное коммуникационное оборудование для ПРО США (также не исключают возможное размещение ПРО США на своей территории);
 
– Польша – ПРО США уже строится;
 
– Эстония, Литва, Чехия – ведутся переговоры по размещению ПРО США;
 
– Дания – поставляет компоненты для ПРО США (Дания также не исключает, что на ее территории появится ПРО США);
 
– Финляндия и Швеция – поставляют компоненты для ПРО США (также ведутся переговоры о размещении РЛС);
 
– Южная Корея – поставляет сложные и наукоемкие микросхемы для ПРО США (также Корея не исключает, что ПРО США появится и на Корейском полуострове);
 
– Сингапур и Малайзия – ведутся переговоры о размещении ПРО США;
 
– Канада – ведёт переговоры с США по размещению ПРО США и интегрирование ПРО Канады в систему ПРО США;
 
– Япония – поставляет самые сложные компоненты для ПРО США, размещает РЛС, производит ракеты, а также скоро будут размещены ПРО США с ядерными установками в Японии (Хоккайдо);
 
– Мексика – ведутся переговоры о вступлении Мексики в систему ПРО США;
 
– Монголия – ведутся переговоры о размещении ПРО США;
 
– Азербайджан – ведутся переговоры о размещении ПРО США;
 
– Румыния – поставляет компоненты для ПРО США (также ведутся переговоры о размещении ПРО США в Румынии);
 
– Грузия – ведутся переговоры о размещении ПРО США в Грузии;
 
– Австралия – строится РЛС США с интегрированной системой «ПРО США – Новая Зеландия – Сингапур – Япония»;
 
– Словакия – ведутся переговоры о строительстве ПРО США;
 
– Италия – поставляет ОС для ПРО США (также не исключает возможность строительства ПРО США в Италии);
 
– Норвегия – поставляет детали и ОС для ПРО США[11].
 
– Вьетнам – планируются переговоры по размещению ПРО США.
 
Это свидетельствует, безусловно, не просто о сотрудничестве, но о формировании крупной военно-политической коалиции, которая (пока что) не имеет ни четких целей, ни участников, но ясно демонстрирует нарастающую тенденцию, в которой особое место отводится Евразии, точнее, странам АТР и Евразии, а в узком контексте – России и Китаю.
 
Возвращаясь к законодательному обеспечению геополитической стратегии США, эксперты отмечают: «Этот закон обязал исполнительную власть США прилагать все необходимые усилия для построения в регионах Средней Азии и Южного Кавказа „открытых демократических систем“ и „открытых рыночных экономик“. „Открытый“, в терминологии США, значит доступный для американского проникновения. Белому дому было предписано „активно продвигать участие американских компаний и инвесторов в планировании, финансировании и строительстве инфраструктуры коммуникаций, транспорта, включая воздушные сообщения, автодороги, железные дороги, порты, морские перевозки, банки, страхование, телекоммуникационные сети, газовые и нефтяные трубопроводы“. Проекты должны реализовываться силами частного капитала, что подразумевает приватизацию местных ресурсов и инфраструктуры»[12].
 
При этом особое значение придается дестабилизации режимов в Казахстане и других странах бывшей советской Средней Азии, но, прежде всего, все-таки Казахстана, который (как видно из карты ЦРУ) занимает ключевое место в американской геополитике. Не трудно заметить, судя по этой карте, что важнейшие районы Поволжья, Южного Урала и Западной Сибири (т. е. по сути индустриальный и логистический центр России) находятся в непосредственной близи от Казахстана, а транспортные коридоры – «запад–восток» и «север–юг» – проходят через его территорию.
 
 
В этой связи понятна и адекватная реакция правительства Казахстана, которое осенью 2012 года закрыло восемь газет, телеканал «К+» и 23 Интернет-ресурса за разжигание экстремизма[13].
 
В мае 2006 г. с учётом военных реалий «Закон о стратегии Шёлкового пути» был основательно обновлён и дополнен. В частности, США взяли на себя обязательство по «развитию внутреннего оборонного потенциала и обеспечению безопасности границ» государств «Шёлкового пути»[14].
 
Как объясняют исследователи из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), «Современный Шёлковый путь» является «частью противоповстанческой стратегии США в регионе». Как и Северная сеть доставки (NDN) – пути снабжения оккупационных войск США и НАТО в Афганистане, проходящие через Россию, которую в Вашингтоне считают первым шагом к реализации «Шёлкового пути»[15].
 
Таким образом, «Новый Шёлковый путь» продолжает американскую стратегию Большой Центральной Азии и преследует массу важных целей одновременно: 1) освоение природных ресурсов Афганистана, оцененных Геологической службой США в один триллион долларов; 2) получение доступа к рынкам, насчитывающим более двух миллиардов человек – почти четверть населения планеты; 3) строительство капитализма в регионе, многие районы которого находятся на феодальной стадии развития; 4) получение предлога для расширения военного присутствия и размещения военных баз – «для защиты трубопроводов»; 5) перенаправление природных ресурсов региона от Китая в Индию и Пакистан; 6) наконец, создание региональной организации «государств Шёлкового пути» в противовес ШОС и ОДКБ.
 
Что касается России, то она незримо присутствует в законе 2006 г., где ставится целью «предотвращение установления любой другой страной монополии на энергоресурсы или энергетическую транспортную инфраструктуру в странах Центральной Азии и Южного Кавказа, которая бы ограничила доступ США к энергоресурсам»[16]. Другими словами, США и их союзники недвусмысленно заявляют о своих претензиях на контроль над значительной частью Евразии, являющейся в том числе и частью территории России.
 
 
_______________
 
[1] Путин В.В. Выступление на расширенном заседании коллегии Министерства обороны. 27.02.2013 / Эл. ресурс «Президент России». 2013. 27 февраля / президент.рф
 
[2] Подберезкин А.И. Боришполец К.П., Подберезкина О.А. Евразия и Россия. М.: МГИМО(У). 2014. С. 9.
 
[3] См. подробнее: Подберезкин А.И. Военные угрозы России. М.: МГИМО(У). 2014.
 
[4] Крашенинникова В., Росс А. В Стамбуле: «Новый шёлковый шампур» для Ирана, России и Китая / В кн.: НАТО: мифы и реальность. Уроки для России и мира. М.: ИНВИССИН, 2012. С. 133–134.
 
[5] Рукшин А. Некоторые итоги реформы Вооруженных Сил // Эл. ресурс «Евразийская оборона» / http://eurasian-defence.ru
 
[6] Информационный ресурс: «Официальный сайт ЦРУ «The World Factbook» / http://www.cia.gov/library/
 
[7] База данных по транспортной статистике ЕЭК ООН / http://w3.unece.org/pxweb/quickstatistics/readtable.asp?qs_id=53&lang=14
 
[8] База данных по транспортной статистике ЕЭК ООН / http://w3.unece.org/pxweb/quickstatistics/readtable.asp?qs_id=53&lang=14
 
[9] Боришполец К. П. Перспективы экономического развития государств Центральной Азии. Аналитические записки ИМИ МГИМО(У). 2012. Ноябрь. С. 8.
 
[10] Информационный ресурс: «Официальный сайт ЦРУ «The World Factbook» // http://www.cia.gov/library/
 
[11] Противоракетная оборона США / http://ru.wikipedia.org/
 
[12] Крашенинникова В., Росс А. В Стамбуле: «Новый шёлковый шампур» для Ирана, России и Китая / В кн.: НАТО: мифы и реальность. Уроки для России и мира. М.: ИНВИССИН, 2012. С. 134.
 
[13] Прокуратура Алма-Аты подала иски в суд в отношении ряда казахстанских и зарубежных СМИ / Эл. ресурс «Казахинформ. 12 ноября 2012 г. // http://www.inform.ru/
 
[14] Крашенинникова В., Росс А. В Стамбуле: «Новый Шёлковый шампур» для Ирана, России и Китая / В кн.: НАТО: мифы и реальность. Уроки для России и мира. М.: ИНВИССИН, 2012. С. 134.
 
[15] Крашенинникова В., Росс А. В Стамбуле: «Новый Шёлковый шампур» для Ирана, России и Китая / В кн.: НАТО: мифы и реальность. Уроки для России и мира. М.: ИНВИССИН, 2012. С. 134.
 
[16] Крашенинникова В., Росс А. В Стамбуле: «Новый Шёлковый шампур» для Ирана, России и Китая / В кн.: НАТО: мифы и реальность. Уроки для России и мира. М.: ИНВИССИН, 2012. С. 134.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.