Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Сценарий № 3: («Оптимистический») развития России в 2025–2050 годы

Версия для печати
Рубрика: 
… искусство политика, действующего на основе выработанной уже программы,
заключается в том, чтобы указывать ближайшие цели для конкретной работы[1]
 
А. Свечин
 
 
«Ближайшие цели», как искусство политика, к сожалению, абсолютно противоречат «долгосрочным целям» государственного деятеля. Для политики важен быстрый результат, прежде всего на ближайших выборах, а для государственного деятеля – стратегические и долгосрочные последствия. Эта разница во многом предопределяет ход политического процесса в России, правящая элита которой не ставит перед собой стратегических целей, а ориентирована исключительно на сегодняшний результат[2].
 
В этом смысле многовариантность возможного развития России после 2025 года в зависимости от отношений между ведущими ЛЧЦ даже не рассматривается, хотя именно этот подход многие века лежал в основе успеха, например, дипломатии Великобритании, которая боролась против доминирования на континенте одной державы.
 
Сценарий № 3 («Оптимистический»), основанный на прежних парадигмах мирового развития, предполагает, что быстрое развитие новых центров силы – КНР, исламской ЛЧЦ, Индии, Бразилии переносит приоритеты противоборства западной ЛЧЦ в новую область (области), освобождая Россию от необходимости непосредственного внешнеполитического и военного силового противоборства. Этот сценарий реально существовал не один раз в политической истории всех стран, включая Россию и СССР. Более того, в том или ином случае к нему стремится большинство государств, пытающихся изменить соотношение сил в свою пользу за счет противоборства потенциальных противников. Классический пример такого развития событий – канун Второй мировой войны, когда Англия и Франция пытались столкнуть в войне Германию и Россию, а Россия – уйти от противоборства империалистических держав. Это ей удавалось какое-то время. Более того, И. Сталин планировал сохранение такой ситуации до конца 1941 года[3].
 
Этот сценарий – очень условно – названный «оптимистический» для России, возможен к реализации в нескольких частных своих вариантах.
 
Общая характеристика «Сценария № 3» («оптимистический») развития России и МО–ВПО в период 2025–2040 годов, основанных на преимущественном влиянии старых парадигм:
 
Вместе с тем перенос противоречий между ЛЧЦ в острую фазу может привести к необходимости ту или иную страну к силовому воздействию на Россию: США, например, чтобы лишить КНР безопасного тыла на Северо-западе Евразии, а страны ЕС – для того, чтобы расчленить Россию на несколько государств, которые будут неспособны контролировать собственные природные ресурсы.
 
Сценарий № 3 также предполагает, что усиление новых центров силы и ЛЧЦ приведет к их прямому конфликту с западной ЛЧЦ, что, в свою очередь, сделает противоборство с российской ЛЧЦ менее приоритетным. Так, у Д. Трампа, Россия, «приоритет № 2» после борьбы с исламской ЛЧЦ и КНР.
 
Варианты Сценария № 3 («Оптимистического») развития России
 
Можно рассмотреть следующие варианты этого Сценария, исходя из уже имеющихся данных и другой информации, обозначив их как варианты «а», «б» и «в»:
 
Вариант № 1 («Война западной ЛЧЦ с КНР)
«Оптимистического» развития России»
 
При реализации этого варианта, как следует из его названия, вероятно военное противоборство западной военно-политической коалиции во главе с США (странами НАТО, Японией, Австралией и др. странами), с одной стороны, и КНР и её потенциальными союзниками и отчасти китайскими диаспорами, – с другой.
 
Конфликт западной ЛЧЦ и коалиции с КНР неизбежно вовлек бы в свою орбиту широкий круг государств и получил бы распространение на всю Юго-Восточную Азию. Особенно остро он отразился бы на таких союзниках США как Япония, Республика Корея и Филиппины, а также ряде других государств.
 
Россия оказалась бы вне зоны конфликта, в глубоком «тылу» КНР, для которой это положение имело бы огромное значение. Прикрытие с севера и северо-западного направления КНР со стороны России в форме дружественного нейтралитета как «стратегического партнера» означало бы мощный импульс в развитии отношений России–КНР.
 
Одновременно такой конфликт обеспечил бы развитие экономических и военно-технических связей на очень высоком уровне. Учитывая потребности китайской стороны в ресурсах и ВВСТ, Россия могла бы сыграть огромную роль в обеспечении безопасности не только границ, но и экономики Китая.
 
Вариант № 2 («Война западной ЛЧЦ против исламского мира»)
«Оптимистического» сценария развития России
 
Этот сценарий развития России после 2025 года предполагает, что западная ЛЧЦ и её коалиция будет вовлечена в длительный конфликт на разных ТВД (на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке и Юго-Восточной Азии) с различными акторами исламской военно-политической коалиции. Такой прогноз основывается на предположении о том, что ИГИЛ уже распространила свое влияние за несколько лет на огромной территории от Филиппин до Туниса, а в будущем сможет не только сохраниться, но и включить в свою орбиту новые силы и страны. В этом случае конфликт распространится на Пакистан, Афганистан и республики Средней Азии, охватив в том числе и некоторые общины Европы.
 
Для России расширение этого конфликта имело бы объективно позитивное значение, ослабив давление западной ЛЧЦ и облегчив внешние условия развития. Рост цен на нефть, расширение рынка ВТС, неизбежное ослабление санкций, а также снижение рисков военной конфронтации стало бы неизбежным следствием для России такого противостояния.
 
Более того, при определенных условиях Россия (как в свое время США) могла бы даже извлечь пользу, снабжая противников необходимыми товарами и сырьем.
 
Наконец, такое противостояние двух ЛЧЦ помогло бы России снизить уровень своих военных расходов и масштаб подготовки к противодействию давлению Запада, который к 2025 году неизбежно достиг бы огромных размеров.
 
Этот конфликт также существенно улучшил бы геополитическое положение России в мире, изменив соотношение противников и создав предпосылки для усиления влияния России в Средней Азии и на Ближнем и Среднем Востоке. Кроме того, объективно отодвигалась бы угроза раздела России по границам расселения мусульман, которых Запад готовил использовать против нас.
 
Вариант № 3 («Война западной коалиции с другими ЛЧЦ
и коалициями») «Сценария № 3»:
«Оптимистического» развития России
 
Этот вариант сценария слишком широк для подробного рассмотрения и достаточно умозрителен, но не должен быть исключен в силу того, что «в МО возможно всё».
 
О нем свидетельствуют планы подготовки ВС западной ЛЧЦ, ориентированные на самые разные конфликты в самых разных районах мира, предполагающие развитие универсальных военно-технических возможностей ВС США.
 
С точки зрения стратегического развития России после 2025 года это означает, что США создают потенциал для своего глобального участия в силовой политике во всем мире, а России требуется это учитывать в той степени, в какой это будет затрагивать её национальные интересы.
 
Ясно, как минимум, что такой потенциал может быть использован силами общего назначения против России как по периметру её границ, так и на основных стратегических направлениях, хотя основными видами вооруженных сил будут ВВС и космические силы, а также ВМС США и их союзников, предоставив «честь» сухопутных операций против России, как всегда, своим европейским союзникам.
 
В качестве иллюстрации этих тезисов можно привести три примеры организационного подхода ВС США.
 
[4]
 
[5]
 
[6]
 
 
______________________________________
 
[1] Кокошин А.А. Выдающийся отечественный военный теоретик и военачальник Александр Андреевич Свечин. – М.: МГУ, 2013. – С. 158.
 
[2] См. подробнее о правящей элите и институтах: Подберёзкин А.И. Национальный человеческий капитал. Т. 3. – М.: МГИМО-Университет, 2011.
 
[3] См. подробнее: Подберёзкин А.И. Военная политика России. – М.: МГИМО-Университет, 2017. – Т. 1–2.
 
[4] Capabilities Information Exchange (CIE) 15 December 2016 / The Warfighters’ Science and Technology Needs Mr. Meneghini (STRACD) / file:///C:/Documents%20and%20Settings /333/%D0%9C%D0%BE%D0%B8%20%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/Downloads/capabilities-information-exchange%20.pdf
 
[5] Capabilities Information Exchange (CIE) 15 December 2016 / The Warfighters’ Science and Technology Needs Mr. Meneghini (STRACD) / file:///C:/Documents%20and%20Settings /333/%D0%9C%D0%BE%D0%B8%20%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/Downloads/capabilities-information-exchange%20.pdf
 
[6] Capabilities Information Exchange (CIE) 15 December 2016 / The Warfighters’ Science and Technology Needs Mr. Meneghini (STRACD) / file:///C:/Documents%20and%20Settings /333/%D0%9C%D0%BE%D0%B8%20%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/Downloads/capabilities-information-exchange%20.pdf


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.